Антикомпромат 

Sic et Non Sic (Абеляр)

На главную страницу ] 

Публичная интернет-библиотека Владимира Прибыловского 

На главную

НЕОЯЗЫЧНИКИ

Версии contra
Язычники и фашисты в Питере
Шнирельман

Версии pro
100 правил

Справочные материалы
Идейные центры
История, идеология, обзор групп

Персоналии
Авдеев
Аратов (Огневед)
Асов
Безверхий
Богумил II
Добровольский (Доброслав)
Емельянов
Никитин
Петухов
Платов
Селидор (Белов)
Синявин
Сперанский

Священные и культовые тексты
Велесова (Влесова) книга
Сайт А.Асова
Преодоление христианства

Б/д «Просопограф» -
описатель лиц"

Поиск по сайту от ЯНДЕКСА :
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
 


Владимир ПРИБЫЛОВСКИЙ

Неоязыческое крыло в русском национализме

1. О терминологии
2. 'Священные писания' русских неоязычников
3. Творения 'отцов' языческой 'Церкви' (от Иванова-Скуратова до Иванова-Истархова)
4. Современное состояние, краткий обзор организаций
Заключение
Сноски


Доклад на 33-м Национальном конвенте Ассоциации американских славистов (Вашингтон, 15-18 ноября 2001 г.)

1. О терминологии
[к началу]

Неоязычниками в России принято именовать последователей культов (сочетающих обычно пантеизм с политеизмом), сконструированных на основе их собственных представлений о дохристианской религии предков.

Неоязычников от просто язычников отличает прежде всего факт реконструкции (более или менее произвольной) философских и мистических представлений, мифологем и обрядов, обусловленный разрывом естественной традиции. С этой точки зрения почти все в Европе “этнические”, или “природные”, религии суть неоязыческие (немногие исключения – это языческие культы глухих уголков Восточной Европы – Урал, Поморье, северное Поволжье, возрожденные на основе непрерванной - или почти непрерванной - традиции).

В частности, согласно московскому этнографу Виктору Шнирельману, неоязычество – это “общенациональная религия, искусственно создаваемая городской интеллигенцией из фрагментов древних локальных верований и обрядов с целью “возрождения национальной духовности”. Фактически же речь идет не о возрождении, а о конструировании идеологической основы для новой социально-политической общности, более сооответствующей условиям модернизации”. 1

Сходным образом характеризует неоязычество петербургский социолог Алексей Гайдуков: “Под неоязычеством понимается совокупность религиозных, парарелигиозных, общественно-политических и историко-культурных объединений и движений, обращающихся в своей деятельности к дохристианским верованиям и культам, обрядовым и магическим практикам, занимающихся их возрождением и реконструкцией. [...] понятие “неоязычество” определяет прерванность традиции (в данном случае христианским и атеистическим периодами)”. 2

Не возражают и сами неоязчники. В частности, автор брошюры “Возвращение богов” Алексей Щеглов пишет: “Несмотря на апелляции к глубинам веков и народной памяти (при отсутствии оной заменяемой архетипами), язычество в Европе и России представляет собой достаточно молодое идейно-религиозное и политическое явление. Применительно к нему приставка нео действительно оправдана, так как мы имеем дело все-таки не с некой унаследованной путем беспрерывной передачи от одних социальных агентов к другим системой отношений, а с целым конгломератом сознательно реконструируемых взглядов, ритуалов, полемических тезисов, предметов культа и всего того, что превращает группы достаточно в остальных отношениях обычных граждан в адептов новой веры”. 3

Впрочем, некоторые идеологи и авторитеты русского неоязычества с разной степенью настойчивости возражают против применения этого термина — как к ним лично, так и к славяно-русской религии. Но их возражения концентрируются не на приставке нео, а на самом слове “язычество”:

“...Русская Отеческая Вера, называемая огульно язычеством и многобожием”, “...на самом деле является ведийским монотеизмом” 4, — полагает переводчик “Влесовой книги” Николай Слатин.

“Наши предки (древние славяне) ведали, что Бог Един. Называли его по-разному. Подчиненные Ему Боги были его силами, носившими различные имена” 5, — считает антихристианский публицист Игорь Синявин.

Между тем, русское слово “язычники” (как и вышедшее из употребления слово “поганые”) вовсе не содержит в себе никакого указания на обязательность политеизма. Этимологически “язычники” (калька с греческого ethnikoi — от ethnos — “народ”, “племя”, “язык”) и “поганые” (легкое искажение латинского pagani — “местные”, “родовые”) — это приверженцы этнических, племенных, родовых, местных, “деревенских” культов — в отличие от государственной христианской религии.

Даже если религия славян была монотеистической или пантеистической (что противоречит, конечно, всем источникам), она все равно была этнической — то есть собственно языческой.

Сознавая, видимо, правоту этого довода — а также простоты ради, — многие из тех, кто теоретически не согласны с определением их как “язычников”, не сильно настаивают на этом. Например, самый известный пропагандист “Влесовой книги” Александр Асов (Бус Кресень) не считает себя “язычником” (в смысле “политеистом”), что ему не мешало (а может быть, и до сих пор не мешает) состоять в Коломенской языческой общине.

2. “Священные писания” русских неоязычников
[к началу]

Главным источником религиозно-философских взглядов русских неоязычников является т.н. “Влесова (Велесова) книга” — текст неизвестного происхождения, который большинство профессиональных историков и лингвистов считает фальшивкой XIX или XX века. 6

Автор первого полного перевода “Влесовой книга” на современный русский язык А. Асов (он же А. Барашков и Бус Кресень) называет ее “Священным Писанием славян” и утверждает, что она была записана — вырезана на буковых дощечках — новгородскими жрецами в IX веке. 7 Другие сторонники “Влесовой книги” (например, писатель-фантаст Юрий Петухов) полагают, что и текст и сами дощечки — относительно поздние, не IX века во всяком случае, но они следуют более древним текстам и устным преданиям.

“Влесова книга” была подобрана во время Гражданской войны белым полковником Федором-Али Изенбеком в заброшенном имении и представляла собой россыпь деревянных дощечек, с вырезанными на них письменами. После разгрома Белого движения полковник Изенбек оказался в эмиграции и стал работать в Брюсселе как художник-орнаменталист. В 1924 году он показал дощечки другому эмигранту — литератору и историку-любителю Юрию Миролюбову.

Посещая в течении нескольких лет мастерскую Изенбека, Миролюбов от руки скопировал текст с дощечек. Большая часть письмен дощечек была ему понятной, так как их графика близка к кириллице, но отдельные знаки напоминали скорее глаголицу и германские руны.

В текстах “книги” содержались разрозненные сведения о славянах и их предках, начиная примерно с V в. до н.э. по IX в. н.э., об их столкновениях с готами, аланами и гуннами, о богах и обычаях славянских племен. На одной из дощечек была кратко изложена тринитарная религиозно-философская доктрина, которую Ю. Миролюбов счел близкой к религии древних индийских Вед и поэтому назвал религию авторов текстов на дощечках “ведической”.

Ф. Изенбек умер в августе 1941 года. По утверждению Ю. Миролюбова, весь архив Изенбека, включая дощечки, в 1943 году был изъят гестапо, после чего следы их теряются. У Миролюбова остались сделанные им рукописные копии и 3 любительские фотографии, включая снимки двух сторон одной дощечки, начинающейся словами “Влес книгу сию птщему богу ншему...” (“Эту книгу Велеса посвящаю богу нашему...”).

В 1948 году Ю. Миролюбов в своем письме в Русский Музей в Сан-Франциско сделал сообщение о пропавших “дощьках Изенбека”. В ноябре 1953 года в полусамиздатском ротапринтном русском журнале “Жар-Птица” в Сан-Франциско появилась первая заметка о том, что “отыскались в Европе древние деревянные “дощьки” V века с ценнейшими на них историческими письменами о древней Руси”. Автором заметки был секретарь Русского Музея ассиролог А. Кур (белоэмигрант генерал Александр Куренков). Ю. Миролюбов, перебравшийся в конце 1953 года из Бельгии в США, стал присылать А. Куру перепечатанные на машинке (разумеется, современным русским шрифтом, не передающим всех знаков кириллицы) свои копии и переводы. Кроме А. Кура, Ю. Миролюбов посылал машинописные копии также церковному историку протоиерею Сергею Ляшевскому, жившему в Балтиморе. Оба, и Кур и Ляшевский, приезжали к Миролюбову сверять свои копии с рукописью и исправляли опечатки, в изобилии допущенные Миролюбовым, которому шел уже седьмой десяток. При этом они, не будучи сильны в древнерусском языке, видимо, и сами делали новые ошибки при редактировании.

С января 1954 по февраль 1955 год А. Кур на основе полученных от Ю. Миролюбова материалов опубликовал в 6 выпусках “Жар-Птицы” серию пересказов текстов дощечек, сравнивая их с историческими и мифологическими реалиями Индии и Ассирии. В январском 1955 года выпуске он впервые опубликовал фотографию аверса дощечки II,16 с текстом “Влес книгу сию птщему богу ншему...”. Название “Влесова книга” для дощечек Изенбека первым употребил А. Кур.

Когда Ю. Миролюбов стал редактором “Жар-Птицы” (которая стала издаваться уже типографским способом), он вместе с Куром в более чем 20-ти номерах “Жар-Птицы”, с марта 1957 по май 1959 гг., опубликовал большую часть “Влесовой книги”. На эти публикации обратил внимание эмигрант “второй волны” Сергей Лесной (Парамонов), энтомолог по образованию и тоже историк-любитель.

С. Лесной списался с А. Куром, получил от него комплект его публикаций 1954-55 гг., а затем установил непосредственный контакт с Ю. Миролюбовым. В выпусках №№ 6-8 и 10 своей “Истории руссов в неизвращенном виде” (Париж–Мюнхен, 1957-60) С. Лесной пересказал значительную часть “Влесовой книги”, дав некоторым текстам свой — отличный от Миролюбова–Кура — вариант толкования. Лесной же предложил название “влесовица” для алфавита “Влесовой книги”.

В 1960 году С. Лесной отправил в Славянский комитет в Москву свою “Историю руссов” вместе с копией одной из миролюбовских фотографий. Палеограф и языковед Л.П. Жуковская после изучения текста фотокопии пришла к выводу, что он является подделкой. Основой для такого заключения послужили несоответствие языка дощечки нормам древнерусского языка. Жуковская предположила, что Ю. Миролюбов добросовестно заблуждался, а автором подделки мог быть известный фальсификатор XIX века Александр Сулакадзев. Во всяком случае, в каталоге рукописей не сохранившейся (распроданной после его смерти) библиотеки А. Сулакадзева есть запись о каких-то “буковых досках числом 45... Ягипа Гана смерда в Ладоге IX века, о переселенцах варяжских и жрецах и письменах...” (каталог был опубликован в издании: А.Н. Пыпин. Подделки рукописей и народных песен. СПб., 1898).

После смерти (в 1970 году) Ю. Миролюбова с его архивом, с разрешения вдовы, работал украинский эмигрант Николай Скрипник, который в серии брошюр “Лiтопис дохристианьскоi Русi–Украiны” (Лондон-Гаага, 1972) также воспроизвел тексты “Влесовой книги”, включая ранее не публиковавшиеся фрагменты. Ксерокопии всех собранных им текстов (в том числе не опубликованных ни в “Жар-Птице”, ни в “Лiтописи”) Н. Скрипник отправил в Россию.

В России исходные материалы Ю. Миролюбова были в 1990 году опубликованы сотрудником Пушкинского дома Олегом Твороговым, сопроводившим публикацию обширной статьей, в которой он развивал аргументацию Л. Жуковской о неподлинности текста. 8 В 1992-2000 гг. “Влесова книга” была неоднократно опубликована в новых переводах в России и на Украине.

Со времени первой статьи Л.П. Жуковской в 1960 году в журнале “Вопросы языкознания” у профессиональных историков и лингвистов сложилось уверенное отношение к “Влесовой книге” как к патриотической фальшивке типа чешской “Краледворской рукописи”. Безусловно, не верил в подлинность “Влесовой книги” академик Дмитрий Лихачев, не верят академики Борис Рыбаков и Валентин Янин и даже такой националистически настроенный (но профессиональный) историк, как Аполлон Кузьмин.

Популяризировали “Влесову книгу” как подлинную в основном литераторы и журналисты “патриотической” ориентации (кроме А. Асова, Игорь Кобзев, Дмитрий Жуков, Валерий Емельянов, Валерий Скурлатов, Юрий Бегунов, Вадим Штепа). Из убежденных сторонников подлинности “Влесовой книги” сколько-нибудь научный подход к ней практиковал только С. Лесной (теперь, правда, к нему добавился омский исследователь Николай Слатин, автор нового перевода “книги” — профессиональный филолог, хотя тоже не специалист по древнеруссской литературе). Что касается главного популяризатора книги А. Асова – Буса Кресеня (не говоря уже о В. Скурлатове, Д. Жукове, Ю. Бегунове), то он определенно склонен к мифотворчеству по патриотическим и религиозным мотивам.

Возможно, что вопрос о подлинности или неподлинности “Влесовой книги” все-таки нуждается в деполитизации и новом, непредвзятом исследовании его специалистами. Но на формирование русского неоязычества как разновидности национал-патриотической идеологии “Влесова книга” оказала решающее влияние вне зависимости от того, является она подделкой или же нет. Московский неоязычник Алексей Щеглов пишет: “Дело не в истинности идей, а в их функциональности. [...] И это прекрасно осознают теоретики неоязычества. Тем более, что все они являются далеко не самыми дальними родственниками европейских “новых правых”, воскресивших в 70-е бессмертную идею Сореля о полезности мифа для масс. С этой точки зрения дискуссия о подлинности или подложности “Велесовой книги” совершенно бессмысленна. Главное, что катехизис издан и находится в свободной продаже”. 9

“Влесова книга” фактически общепризнана среди русских неоязычников — неортодоксальное скептическое отношение к ней высказывает только лидер московско-подмосковной общины “Коляда-Вятичи” Николай Сперанский (Велимир).

Существуют и другие “священные писания” — в частности, “Славяно-Арийские Веды” омского языческого вероучителя Александра Хиневича (Патер Дий). Хиневич возглавляет “Древнерусскую Инглиистическую Церковь Православных Староверов-Инглингов”, якобы непрерывно существующую в “Асгарде” (отождествляемом с Омской областью) более 100 тысяч лет. “Свято-Арийские Веды” — это священные книги, написанные якобы на металлических пластинах рунами на жреческом “х”Арийском” языке, от которых произошли все письменности на свете. Согласно Хиневичу, сами пластины хранятся в недоступном для непосвященных месте, а первый перевод текстов на современный язык был подпольно сделан его предшественниками еще в 1944 году. В 1999 году А. Хиневич приступил к изданию перевода “Славяно-Арийских Вед” со своими комментариями (к настоящему времени вышло 3 тома). 10

Священным документом некоторыми неоязычниками признается также “ВсеЯСветная Грамота”, сочиненная Ананием Абрамовым (который предпочитает именовать себя Шубиным-Абрамовым). По версии автора, “ВсеЯСветная Грамота была “считана из космоса” десятки тысяч лет назад, а до него дошла, передаваясь в ряду бояр Шубиных устно из поколения в поколение” (Шубин-Абрамов А.Ф. Буковник Всеясветной Грамоты. М., 1996).

В своем первоначальном виде “ВсеЯСветная Грамота” якобы состояла из “147 Буков”, каждая из которых “выполняла определенную нравственную задачу” (Белякова Н.Е. Всеясветная Грамота: тысяча лет забвения // “За Русское Дело”, №2, 1994). Большая часть букв-понятий была “вычеркнута и забыта”, но некоторые из них сохранились во “Влесовой Книге” или были восстановлены волхвами-подпольщиками. “ВсеЯСветная Грамота” должна помочь славянам в борьбе с “ивритами” — “межнациональным разбойным sбродом предателей Рода Человеческого”.

Главная мысль учения Анания Абрамова о “ВсеЯСветной Грамоте” состоит в том, что на письме следует употреблять “грамотные комбинации буков”, которые “вызывают у Людей светлые и добрые чувства”. В частности, для слов и понятий “злых” следует употреблять особые метящие зло буквы (например: s — sброд, sло, ивритиsм). Буква ж — “добрая”, поэтому слово “жид” употребрять нельзя (а нужно: “sид” или “иврит”). “Добрые” звуки и слоги следует выделять на письме заглавным шрифтом (например, “солнечный” слог РА, особо отмеченныый за то, что он присутствует в слове РАсея). На мистическое значение солнечного слога РА еще до возникновения секты поклонников “ВсяЯСветной Грамоты” обратил внимание известный с конца 80-х годов митинговый язычник-одиночка Евгений Лебедев, ныне именующий себя “императором Солнца”.

23 января 1997 г. последователями Шубина-Абрамова учреждено Объединение “ВсеЯСветная Грамота”, у которого существует свой сайт в Интернете.

Неоязычники испытывают понятную недостачу в священных текстах. Однако старший научный сотрудник Отдела всемирный истории Русского Физического общества Геннадий Гриневич изрядно пополнил количество исторических и религиозно-философских артефактов, достойных поклонения. Тэртерийские таблички, Фестский диск, крито-микенские и этрусские надписи, североиндийские печати Хараппы, германские и тюркские рунические памятники — все это Гриневич успешно “читает” как древнеславянские тексты, написанные слоговым письмом. Особенно патетическим у него получился перевод знаменитого Фестского диска:

“Горести прошлые не сочтешь, однако горести нынешние горше. На новом месте вы почувствуете их. Все вместе.[...] Рысиюния чарует очи. Никуда от нее не денешься, не излечишься. Не единожды будет, услышим мы, вы чьи будете, рысичи? Что для вас почести, в кудрях шлемы, разговоры о вас. Не есть еще, будем Ее мы, в этом мире божьем.”

По мнению переводчика, “содержание текста Фестского диска предельно ясное: племя (народ) “рысичей” вынуждено было оставить свою прежнюю землю — “Рысиюнию”, где на их долю выпало много страданий и горя. Новую землю “рысичи” обрели на Крите. Автор текста призывает беречь эту землю, защищать ее, радеть о ее мощи и силе”. 11 Слова “Рысиюния” и “рысичи” (поздние варианты: Русь-Россия и русичи) Гриневич выводит от рыси — якобы тотема древних славян.

Несколько менее благозвучно звучит у Гриневича праславянская мысль о Родине на этрусском камне из музея в Перудже:

“Родина моя, сущая моя блевово! А племя в рже живет и оковы родят ее запахи ржавые. Мужи говорят слова щадящие. Моя блево без радости. Она рже основания ее жжет”.

“Блевово” Гриневич предлагает понимать как “внутреннюю сущность”, а всю довольно пространную надпись как повествование о некоем “Наво Ра — мертвящее солнце”, которое является, видимо, древним “смертоносным оружием невероятной разрушительной силы” 12 (лазер? атомная бомба?).

“Рысиюния”, которая “чарует очи”, и “вы чьи будете, рысичи?” уже вошли в список культовых неоязыческих цитат, чего нельзя сказать (по понятным причинам) о фразе “Родина моя, сущая моя блевово!”

Неоязыческая и просто патриотическая общественность обычно не вникает в сомнительную методику “расшифровки” Гриневичем древних письмен и его вольности в истолковании полученных маловразумительных фраз. Теория Гриневича, которая выводит практически все известные алфавиты из протославянского, просто принята языческими националистами на веру.

То, что некоторые письменные системы уже расшифрованы по-другому (крито-микенское письмо “B” — как слоговое, но греческое, этрусская письменность — как не слоговая и отнюдь не славянская), наоборот, во внимание не принимается либо считается измышлением антирусски настроенных христианских историков. “Открытия” Г. Гриневича включены во многие “альтернативные” учебники истории (например: А.и В. Сторожевы. Россия во времени. Книга 1. Древняя история сибирских и славянских народов. Пособие по истории России для школьников, студентов и преподавателей. М.: Вече. 1997).

Не так давно, однако, Г. Гриневич был пойман за руку колегами по мифотворчеству. Встретив на обложке одной из книг рунолога Антона Платова (Иггволода) никак не аттрибутированную Платовым руническую надпись, Гриневич немедленно прочел ее как слоговую древнеславянскую и получил следующий текст: “Йа лона и члае. Моча мойа игни сее. Ное коры сеное бе йае мокро”, – что в его переводе с невразумительного на современный русский звучит так: “Я ядра и член. Семенная жидкость моя предмет любовной страсти. Новые потомки, дающие семя, были в далеком прошлом белковым веществом (белком)”. А прокомментировано так: “Сегодня даже дети знают, что такое белок, давший начало жизни на Земле. Но нам эта истина открылась относительно недавно. Наши же предки знали об этом задолго до открытий новейшего времени”. 13

Впоследствии выяснилось, что прочитанная Гриневичем якобы слоговая надпись — не древняя, а современная, исполненная Антоном Платовым хорошо известным древнегерманским руническим алфавитом “Футарк”. Первые 6 знаков текста на обложке книги Платова читаются как РУНИКА (сокращенное название книги), а остальные переводятся с древне-северогерманского так: “Я, Иггволод написал (это)”.

Что касается самого Платова-Иггволода, то он является главным редактором альманаха “Мифы и магия индоевропейцев”, а также членом редколлегии сетевого журнала “Вестник языческой традиции”. Иггволод пытается возродить магические практики древних славян и германцев. В его статьях и книгах можно найти не только расшифровки германских и западно-славянских рунических надписей (не столь смелые, как у Гриневича), но и методические указания по использованию древних рун в современных условиях — например, для гадания.

Каждая руна Футарка помимо звукового содержания несет еще и символическое (например руна R — р, “радуга”, символизирует дорогу). 14 Руны Платов рекомендует вырезать из дерева, коры или глины и, мысленно задавшись практическим либо философским вопросом, вынимать их, как жребии, из мешочка (хлопчатобумажного или кожаного, но ни в коем случае не полиэтиленового). 15 Гадание на рунах усилиями Иггволода, живущего весьма активной жизнью в Интернете, уже вышло за пределы узкого круга знатоков руники, но по популярности пока что не сравнялось с “астрологическими прогнозами” (ежедневно публикуемыми, в частности, в солидной газете “Коммерсант”).

Г. Гриневич, выводящий все письменности Евразии из протославянского “слогового письма”, не одинок.

Исключительно популярный в неоязыческой среде литератор и самодеятельный историк Юрий Петухов (автор вышедшей пятью изданиями книги “Дорогами богов” и многотомной “Истории русов”) не только письменность считает славянским изобретением, но и все индоевропейские народы объявил происходящими от “протославян”. В первой половине 90-х годов Ю. Петухов выпускал газету “Голос Вселенной”, посвященную паранормальным явлениям, а с 1997 г. издает журнал “История”.

Другой самодеятельный историк Валерий Демин (из Омска — не путать с московским Валерием Деминым, тоже искателем Гипербореи) в своих книгах описывает — с глухими ссылками на “Славяно-Арийские Веды”, “Влесову книгу”, “Рамаяну”, “Махабхарату”, некие “матрицы атлантов”, а также на Гриневича и Петухова, — что происходило на Земле “118.099 лет назад” (а именно — “закончилась древнейшая история человечества”), а также 45.000 лет назад (“образовалась Славяно-Арийская Конфедерация (Держава)”. 16

Еще дальше заходит петербурский психолог-гипнотизер Виктор Кандыба, издавший в 1996 году книгу “Ригведа. Религия и идеология русского народа”. В редакционной аннотации к книге говорится, что “русские ученые и священники по крупицам собирали и восстанавливали утерянные тексты, и, наконец, Книга Книг — главная Святыня Русского народа, впервые публикуется. Отныне все Русские народы имеют собственную национальную религию, свою собственную Священную Книгу, собственную Священную Историю, собственную общенациональную цель и смысл Жизни и, самое главное, собственную национальную Идеологию, Идеалы и понятия Добра и Зла...”

“Ригведа” Кандыбы начинается с основ “Русской Религии”, изложенных в самодеятельной терминологии (“Единая Тьма”, “Информационное Высшее Идеальное”, “Триединый Единый Бог русов нашего Первопредка Ория”, “бог Яма и богиня Навь” и т.д.). 17

“Ведическая хронология” по Кандыбе начинается 18 млн. лет до н.э. — с “космической катастрофы в созвездии Сириуса и прибытия Ория на Землю из созвездия Орион”. Следующее событие в этой хронологии (10 млн. лет до н.э.) — “Воплощение звездных русов в земных пралюдей. Начало древнерусской цивилизации”. 18

“Ригведа” снабжена образцом “Заявления об исповедании Русской Религии”, которое следует направлять по адресу в Санкт-Петербурге на имя соратника В. Кандыбы А.А. Иванова.

Все эти труды находят благодарного патриотического читателя, для которого после крушения официальной марксистско-ленинской историко-философской доктрины все теории стали равноценными с точки зрения достоверности: от усекновения большей части человеческой истории (изобретателем “новой хронологии” Анатолием Фоменко и фоменкопоклонниками) до распространения истоков славянства в созвездие Орион (Кандыбой и его последователями).

3. Творения “отцов” языческой “Церкви” (от Иванова-Скуратова до Иванова-Истархова)
[к началу]

Первым по времени “отцом” неоязыческой “Церкви” следует, видимо, считать эмигранта Ю. Миролюбова, уже проявлявшего склонность к принятию исконно славянских верований, как они предстают во “Влесовой книге”, в качестве религии для себя (в некотором соединении, правда, с историческим Православием). В книге “Прабабкино ученье” (которая была опубликована в Мюнхене уже после его смерти) Миролюбов писал: “Наши далекие пращуры ведийцы имели религию, которую иначе как “прахристианством” назвать невозможно. Эту религию русский человек воплотил в обычаях старины, а Православное Христанство дало лишь догматическое и моральное утверждение этой религии, выражаемое иными словами”. 19

В России первые язычники появились в 70-е годы. Пламенный противник христианства Анатолий Иванов (псевдоним — Скуратов) является фактически самым первым заметным отечественным представителем неоязычества. Сам он, правда, обычно возражает против характеристики своих религиозно-философских взглядов как “языческих” или “неоязыческих” (поскольку отождествляет язычество непременно с политеизмом), но соглашается с их определением как “зороастрийских”, “авестийских” или “индо-иранских”.

В 1978 году А. Иванов-Скуратов написал и распространил в самиздате публицистическую статью “Христианская чума”, от появления которой следует, видимо, отсчитывать историю неоязычества в России. (В 1994 году статья была опубликована под новым названием “Христианство как оно есть” в совместном с Николаем Богдановым сборнике “Христианство”).

Ни о Даждьбоге, ни о Стрибоге у Иванова-Скуратова еще ничего не было, но он выдвинул постулат, который впоследствии стал лейтмотивом неоязыческой публицистики: “Из всех духовных эпидемий, когда-либо поражавших человечество, самой страшной было — и, к сожалению, остается, — христианство. Оно унесло и в прямом и в переносном смысле столько жизней, что по с равнению с ним даже “черная смерть”, опустошившая Европу в XIV веке, может показаться малозначительным событием. Откуда взялась на наши головы эта напасть? Главным бациллоносителем явилось еврейство, с которым христиане, как бы ни дрыгались, навсегда связаны неразрывной цепью”. 20

В настоящее время А. Иванов является заметным публицистом национал-патриотического лагеря и возглавляет московское отделение объединения “новых правых” интеллектуалов “Европейская синергия” (с центром в Брюсселе), проявляющего интерес и симпатии к возрождаемым “этническим” и “природным” религиям. Вместе с двумя другими московскими членами “Европейской синергии” — Владимиром Авдеевым (автором книги “Преодоление христианства” и редактором-составителем националистическо-расистского сборника “Расовый смысл Русской Идеи”) и Павлом Тулаевым — А. Иванов издает журнал “Атеней”. Несколько ранее (до 2001 г.) синергисты оказывали решающее интеллектуальное влиние на “журнал правой перспективы” “Наследие предков”, близкий к профашистской Народной национальной партии (ННП).

Другим представителем раннего неоязычества был преподаватель семитских языков (арабского и иврита) Валерий Емельянов. Начинал он также с антисемитизма и обусловленного им антихристианства. В 1978-1979 годы В. Емельянов написал и распространил в самиздате книгу “Десионизация”, в которой изложил заимствованную из “Протоколов сионских мудрецов” концепцию мировой истории как арены борьбы евреев и их “масонской агентуры” против остального человечества. В Москве “Десионизация” распространялась в виде ксерокопированной книги, иллюстрированной фотографиями картин художника-неоязычника Константина Васильева (“Илья Муромец борется с христианской чумой” и т.п.).

В апреле 1980 года В. Емельянова арестовали по обвинению в убийстве и расчленении топором собственной жены, а в сентябре 1980 он был признан невменяемым, судим заочно и посажен в Санкт-Петербургскую спецпсихбольницу. После освобождения в 1986 году и недолгого сотрудничества с православными националистами в рамках Патриотического объединения “Память” Дмитрия Васильева, В. Емельянов создал свою собственную организацию антихристианской и языческой ориентации – Всемирный Антисионистский и Антимасонский Фронт “Память” (ВАСАМФ “Память”) — на основе проекта Устава ВАСАМФ, опубликованного им еще в “Десионизации”.

С конца 1991 года “Память” Емельянова именовала себя «Обществом “Память”» – такое сочетание ранее не было официальным самоназванием ни одной из многочисленных группировок “Памяти”, но широко использовалось журналистами как нарицательное обозначение всех ветвей национал-патриотческого движения. Языческая “Память” призывала “истребить всех евреев до единого” и выступала за установление в России монархии во главе с династией потомков Сталина (на престол Емельянов предлагал внука Сталина – полковника в отставке Евгения Джугашвили).

В мае 1999 года В. Емельянов умер, его малочисленное Общество “Память” исчезло, но от “Памяти” В. Емельянова во многом происходят “Московская языческая община” Александра Белова (он же волхв Селидор), община Алексея Добровольского (он же Доброслав, автор примечательного текста конца 80-х гг. “Стрелы Ярилы”), Русская партия России (РПР) Виктора Корчагина, а такжа группа “Русская Правда” Александра Аратова (Огневед).

В конце 70-х – начале 80-х годов популяризатор “Влесовой книги” в России журналист Валерий Скурлатов также стал отчасти склоняться к язычеству. Соединив “Влесову книгу”, отдельные элементы православия и ислама, а также учение Николая Федорова о “воскрешении предков”, В. Скурлатов позже пришел к синтетической квазирелигиозной доктрине, которую он сам называет “Правой Верой”.

Примерно тогда же стал антихристианином художник-диссидент Игорь Синявин. Считать самого Синявина славяно-русским неоязычником можно только с натяжкой (он скорее пантеист), но написанный им в 90-е годы антихристианский катехизис “Стезя Правды” вошел в комплект творений “отцов” неоязычества наряду с “Христианской чумой” Иванова-Скуратова, “Десионизацией” Емельянова, “Стрелами Ярилы” Добровольского. (И. Синявин умер в феврале 2000 года.)

Ближайший ученик В. Емельянова и друг И. Синявина язычник-нацист Алексей Добровольский живет в настояшее время с сыновьями Сергеем (языческое имя Родостав) и Александром (Вятич) в деревне Весенево Шебалинского района Кировской области, куда он переселился из Москвы, после чего Весенево стала центром паломничества неоязычников со всей России. Его сын Сергей Добровольский-Родостав весной 2001 года был избран главой администрации Шебалинского района.

Параллельно с Москвой другим центром язычества становится в годы “перестройки” Ленинград. Первым питерским язычником считается преподаватель философии и научного коммунизма, кандидат философских наук Виктор Безверхий (он же “Дед” и “волхв Остромысл”). В. Безверхий ввел в широкий оборот термин “ведизм”, идущий от Ю. Миролюбова.

Уже в 1986 году В. Безверхий создал тайное “Общество волхвов”, в которое в основном вошли его ученики из числа курсантов военных училищ. В декабре 1988 г. Безверхий получил предупреждение от КГБ о недопустимости распространения фашизма и организации боевых групп. В июне 1990 года под влиянием В. Безверхого группа национал-патриотической молодежи, ранее участвовавшая в деятельности “Памяти” и некоторых других национал-патриотических организаций, создала общество “Союз Венедов”, в котором Безверхий стал фактическим идеологом и лидером.

22 октября 1990 Дума Союза Венедов приняла решение о поддержке московского Движения Русское Национальное Единство (РНЕ) Александра Баркашова. В 1991 году члены Союза Венедов составили основной костяк петербургского отделения Русской партии.

В марте 1993 года Союз Венедов объявил себя неполитической “инициативной группой представительства новой конфессии”.

В 1992-95 гг. Безверхий подвергался судебным преследованиям по обвинению в разжигании межнациональной вражды, но был дважды оправдан судом.

Идеология Венедов, которую В. Безверхий назвал “ведическим мировоззрением”, строится на основе произвольной реконструкции древнеарийской религии, отождествляемой со славянским язычеством. Венеды называют себя то религиозной общиной, то “историко-культурным обществом”, то “научно-исследовательским институтом”, то признают язычество “религиозной конфессией”, то отрицают это. Фактически это мистико-политическое объединение неоязыческой и профашистской ориентации.

После смерти В. Безверхого (в сентябре 2000 г.) Союз Венедов продолжает существовать, хотя и стал менее заметен. 21

Параллельно и независимо от Союза Венедов в Ленинграде/Санкт-Петербурге зародилась и другая, более интеллектуализированная версия “Русской Веды”, именуемая также “аутентизмом”. Автором этой версии стал психотерапевт и проповедник трезвости Сергей Семенов, лидер Духовного союза “Тезаурус” и теневой идеолог целого ряда других петербургских объединений культурно-оздоровительного, мистико-философского и отчасти политического характера: Клуба Психической культуры, Добровольного общества “Оазис”, клуба “Россы”, Ленинградского мужского клуба, Русского освободительного движения (РОД), Гуманистической партии.

Семенов определяет свою “Русскую Веду”, или “аутентизм”, как “учение, ориентирующее человека на достижение максимально доступной ему собственной гармонии, ведущее к уверенному, спокойному существованию в единстве родовой, индивидуальной истории и мира во всей его полноте”, как “целостное духовное учение со своей диетологией, гигиеной, психотехникой”... “Быть аутентичным — быть подлинным, соответствующим самому себе”. 22

В качестве элементов “аутентичности” Семенов и его последователи выделяют национальность и пол. В соответствии с этими представлениями в Клубе психической культуры по рекомендации Семенова были выделены русская (“Россы”) и еврейская (фактически не состоявшаяся) секции, клуб “Россы” разделен на “Мужской клуб” и женское общество “Фемина” (“Россия”).

Религиозно-мистическая сторона взглядов С. Семенова изложена им в брошюрах “ГОИТЪ” и “Громовый знак”. “ГОИТЪ” — “медальон, на передней стороне которого изображен лик человека, а на задней — восьмичленная свастика и слова: “Наша цель — Богочеловечество”. В человеческом лике художник запечатлел самого “Сергея Петровича Семенова во время гойной (жизнеутверждающей) медитации, когда звучат слова “Гой еси Вы, люди добрые — Даждьбог дарует нам Жизнь Вечную; возвращайтесь к нему на Родину, в грядущее Богочеловечество!..” “В помещении, где находится “ГОИТЪ”, нет и не будет зла, а если явится злой, то зло его обратится вспять...” “ГОИТЪ” можно носить при себе, тогда он — оберег...” 23

Брошюра “Громовый знак” — это проповедь, посвященная дню Перуна (2 августа, “Ильин день”). Проповедь начинается с подчеркивания, что бог мудрости Сварог выше бога мужества и доблести Перуна (“у древних русов был Бог-отец: имя его Сварог... И Даждьбог и Перун — Сварожичи... Так что ищите правду в Боге-отце!”), но далее проповедь посвящена прославлению “перунического начала в нашей душе и в нашей культуре”, которое подрывают “пришельцы-космополиты”. 24

В отличие от большинства других патриотов-язычников, С. Семенов довольно умерен в своих политических взглядах, отвергает теории “крови и расы” (по Семенову, мулат или еврей, если они воспитаны в русской культуре, — безусловно, русские). Отвергая космополитическое смешение как примитивизацию культуры, он подчеркивает ценность для человечества всех национальных — “аутентичных” — культур.

Впрочем, некоторые бывшие ученики Семенова, начинавшие вместе с ним в рамках демократического и национал-либерального (если выделить политическую составляющую) Клуба психической культуры, пройдя через умеренный национализм “Россов”, в рамках “Русского освободительного движения” (РОД) достигли довольно высокого градуса националистического радикализма.

Последний по времени теоретик и идеолог, выдвинувшийся в неоязычестве на роль одного из “отцов Церкви”, — это Владимир Истархов (псевдоним Владимира Иванова), написавший труд “Удар Русских Богов”. Скандальная книга Иванова-Истархова вызвала возмущение православных националистов. На одном из митингов Союза “Христианское Возрождение” (СХВ) Владимира Осипова “Удар Русских Богов” был подвергнут ритуальному сожжению вместе с порнографической литературой и газетой “Московский комсомолец”.

4. Современное состояние, краткий обзор организаций
[к началу]

Созданная в Москве в 1989 году учениками и последователями В. Емельянова Московская языческая община (МЯО) Александра Белова-Селидора с тех пор сильно размножилась делением. Сначала произошло размежевание между ВАСАМФ “Память” В. Емельянова, с одной стороны, и МЯО и Клубом славяно-горицкой борьбы А. Белова, с другой. Затем, переименованная в Московскую славяно-языческую общину (МСЯО) и официально зарегистрированная, МСЯО стала возглавляться Сергеем Игнатовым (Млад), в то время как Селидор сосредоточился на создании вокруг Клуба славяно-горицкой борьбы т.н. “Воинского сословия” или “Ратичей” — некоего аналога касты индийских кшатриев. В 2000 году от МСЯО Игнатова-Млада откололась группа Дмитрия Баранова и Сергея Шошникова, претендующая на те же самые название и регистрацию в мэрии.

Созданная в 1989-90 гг. учеником Емельянова Виктором Корчагиным Русская партия РСФСР испытала несколько расколов, которые привели ее в полный упадок.

Вскоре после учредительного съезда Корчагин опубликовал вариант Программы Русской партии, которая в преамбуле характеризовалась как “антикоммунистическая, антимарксистская, антихристианская, антисионистская”. В ноябре 1991 года в Центральном Доме Советской Армии Корчагин провел II съезд Русской партии, которому был предложен новый проект партийной программы, где относительно религии предлагалось: “Признать христианство, проповедующее идею богоизбранного израильского народа, религией рабов, произошедшей от иудаизма, а православие — как его ветвь. Считать христианство — еврейской идеологией и пришлой религией, способствовавшей установлению сионистского ига в России. Содействовать возрождению Русской веры, где под Богом понимается Природа”. 25

В конечном счете, съезд принял вариант, в котором православие “реабилитировалось” методом отделения его от христианства: “Признать христианство, проповедующее идею богоизбранного израильского народа, еврейской идеологией и пришлой религией, способствовавшей установлению сионистского ига в России. Содействовать возрождению Православия, Ислама и Русской веры, где под богом понимается Природа”. 25a

От Корчагина отделились сначала православные, не согласные считать свое православие не христианским (они образовали Русскую партию национального возрождения во главе с Владимиром Ивановым), а затем прокоммунистическая группа полковника Владимира Милосердова, узурпировавшая название “Русской Партии”.

В 1994-95 гг. В. Корчагин привлекался к суду за разжигание межнациональной розни и даже был приговорен Московским городским судом к штрафу в 16 минимальных окладов и лишению права в течение трех лет заниматься издательской, редакторской и журналистской деятельностью, но в мае 1995 г. был амнистирован в связи с 50-летием Победы. Партия его почти не существует, но сам он ведет активную издательскую деятельность, публикуя труды классиков мирового антисемитизма и продолжает нерегулярно выпускать свою газету “Русские ведомости”.

Ученик Емельянова, журналист Александр Аратов (принявший языческое имя Огневед) попытался создать Русское народное освободительное движение (РНОД), вокруг которого он намеревался объединить всех русских националистов-язычников. Проект РНОД не был в полной мере реализован, но зарегистрированная летом 1994 года газета А. Аратова “Русская Правда” вскоре стала одним из самых агрессивных антисемитских и антихристианских изданий.

От имени РНОД стали также выходить проязыческая “Газета вопросов” (“РНОД-Александр”, редактор – Александр Анисимов, Москва) и языческая газета “За Русь!” (новороссийское общество “Отечество”, редактор – Сергей Путинцев). Впрочем, с А. Анисимовым (ныне покойным) и С. Путинцевым (живым) А. Аратов вскоре жестоко рассорился.

В изданиях А. Аратова публикуется омский сочинитель новодельных языческих мифов Валерий Демин.

Группа “Русская правда” является распространителем русского перевода книги “Моя борьба” Адольфа Гитлера, а также издателем и распространителем перевода сочиненной Главным управлением СС брошюры “Расовая гигиена в национал-социалистической Германии”, издателем и распространителем “Протоколов сионских мудрецов”, а также антихристианского памфлета “Иисус Христос — гомосексуалист” (“Русская Правда”, №20, 2000; раздел “Книги-почтой”). По факту издания и распространения “Протоколов Сионских мудрецов” в 1999 году на Аратова заводилось уголовное дело по ст. 282 УК (возбуждение национальной вражды); в 2001 году дело закрыто по амнистии.

Кроме газеты “Русская Правда” Аратовым издается также одноименный журнал.

Сотрудник журнала “Русская Правда” Иван Орлов в знак протеста “против евреев, засевших в Кремле”, взорвал себя в автомобиле в ноябре 1998 г. у Спасских ворот на Красной площади и позднее умер в тюрьме. В посвященной Орлову статье “Хватить скулить!” Александр Аратов и Валерий Емельянов заявили: “Истребление хоть одного оккупанта – не преступление, а священный долг каждого русского в этой освободительной партизанской борьбе”. 26

Под прямым влиянием А. Аратова с 1998 года в Рязани стала выходить антихристианско-антисемитская и проязыческая газета “Ариец”, которую от имени местного “Союза Славян” выпускают Владимир Костылев (Буян) и Евгений Чуйко (Яровит). Ранее Чуйко-Яровит был редактором и издателем рязанских выпусков “Русской Правды”. Языческие объединения и газеты пользуются в Рязани поддержкой городских властей. Спонсором изданий Союза славян является бывший первый заместитель мэра Рязани В.С. Разживин (до начала 2001 года, когда он был избран в городскую Думу и покинул исполнительную власть).

Также не без влияния московской “Русской правды” в 1993 году образовалась община “вятичей” в Калуге во главе с Вадимом Казаковым и Вячеславом Пальминым. Калужские язычники сначала выпускали свои местные выпуски аратовской “Русской Правды”, а затем стали издавать газету “Вятич” (главный редактор – Вадим Казаков).

В. Казаков специализируется на восстановлении языческих обрядов, обрядового питания, изучении славянских имен, о чем написал несколько многократно переизданных брошюр. В 1997 году В. Казаков организовал Союз славянских общин Родной Старой Веры (ССО РСВ). На 2001 год в ССО РСВ входило 9 общин (Калужская, Рязанский “Союз славян” Костылева-Буяна, Тамбовская, две Смоленские, Кемеровская, Орская в Оренбургской области и Озерская в Челябинской области).

В то же время в самой Калуге от общины В. Казакова откололась группа во главе с его бывшим ближайшим соратником В. Пальминым, которая стала ориентироваться на Добровольского-Доброслава (а Доброслав в свою очередь смертельно рассорился с Аратовым и даже угрожал сжечь того на костре).

В 1995 году ряды московских патриотов-язычников пополнила “Партия духовного ведического социализма” (ПДВС). Лидер ПДВС Владимир Данилов прежде был членом партии “Демократический союз” (ДС) Валерии Новодворской, арестовывался (вместе с Новодворской) за призывы к насильственному изменению государственного строя (был освобожден с закрытием уголовного дела после крушения ГКЧП).

В 1996 году В. Данилов издал 10-тысячным тиражом книгу “Русь ведическая в прошлом и в будущем. Основы мистической политологии (Евангелие от ариев)”, в 1998 году – брошюру “Сварожий круг” (в соавторстве с Ингой Мочаловой).

ПДВС Данилова ориентируется не столько на “Влесову книгу”, сколько на собственноручно скроенный гибрид кришнаитства и теорий арийского единства.

В начале 1996 года ПДВС безуспешно предлагала свои политические услуги предвыборному Общероссийскому движению общественной поддержки Президента (ОДОПП), обещая привлечь на сторону Б.Н. Ельцина “язычников и кришнаитов”. В то же время В. Данилов отрицает свою принадлежность к язычникам (как и к кришнаитам), да и собственно сам “религиозный” характер своей доктрины.

С 21 апреля 1996 (дня рождения Гитлера) в Москве существует языческая секта “Церковь (или Клан) Нави” Ильи Лазаренко и Руслана Воронцова. Секта совершает оккультистские обряды и вербует в свои ряды в основном скинхедов. Другие неоязычники, основываясь на некоторых двусмысленных высказываниях И. Лазаренко, подозревают “Клан Нави” в сатанизме. В 2001 году в националистических собраниях и застольях Лазаренко стал проповедовать идею борьбы настоящих людей-”вампиров” против недочеловеков-”судрупсов” (СуДруП – “существо с других планет”).

Во второй половине 90-х годов свой собственный синтез христианства, ислама, буддизма, учения Николая Федорова и мифов “Влесовой книги” — “Правую Веру” — произвел председатель движения “Возрождение” Валерий Скурлатов. Доктрина “Правой Веры” обещает “воскрешение во плоти и духе” путем ввода в “соборную КНИГУ ЖИЗНИ”, или “Толковый Универсальный Русский Мультимедийный Словарь” (ТУРМС) записи “генной информации” клиентов. 27 Впрочем, “соборная КНИГА ЖИЗНИ ТУРМС” — скорее коммерческое, чем религиозное предприятие, а в “Возрождении” В. Скурлатов добровольно уступил формальное лидерство Евгению Ищенко (депутату Государственной Думы, бывшему жириновцу).

В Москве действуют община “Сатья-веда” Ильи Черкасова (он же — волхв Велеслав, автор книг “Зов Гипербореи” и “Родолюбие”), его последователи держат сайт “Родославие” в Интернете.

Кроме того, в Москве и Подмосковье существует объединенная община “Коляда Вятичей” Николая Сперанского-Велимира (первоначально группа “Коляда” и центр “Вятичи” существали раздельно). В 1997 году “Вятичи” (Н. Сперанский, М.С. Васильев, Ж.С. Георгис, Г.П. Топорков) издали “Русский языческий манифест”, основанный на вышедшей в 1996 г. книге Н. Сперанского “Слово почитателям древней культуры”. Подписанное Велимиром, “Воззвание богов. Слово к русским язычникам” в 1999 году опубликовано в “журнале правой перспективы” “Наследие предков” (№6).

В 1996-97 гг. в Санкт-Петербурге вокруг издателей радикальных национал-патриотических газет “За Русское дело” и “Потаенное” (Олег Гусев и Роман Перин) сложилась инициативная группа “Русской трудовой партии России” (РТПР).

Сначала эта группа заимствовала у А. Аратова идею и название его РНОД (а также некоторую часть последователей — например, новороссийскую газету “За Русь”), но в 1997 году переключилась на “партийный” проект. Помимо патриотов со стажем, в основном из числа петербургских учеников Виктора Безверхого, в группу вошли отставные чины из внутренних войск МВД. Представителем РПТР в Москве стал Игорь Синявин.

В результате компромисса между неоязычниками и православными экс-милиционерами в принятой 2 мая 1997 г. на учредительном съезде партии программе РТПР, появился такой пункт: “Свобода вероисповедания двух традиционных религий Русского народа — Ведической дохристианской и Православной. Деятельность всех остальных религий должна быть ограничена территориями их традиционного распространения. Все виды тоталитарных сект и религиозных течений должны быть запрещены”. 28

В 1999 году РТПР фактически распалась, а ее петербургско-новороссийское неоязыческое крыло, по-прежнему группирующаяся вокруг газет “За русское дело”, “Потаенное” и “За Русь”, вернулось к проекту РНОД — без Аратова и его последователей из Калуги и Рязани (которые также используют в качестве одного из самоназваний РНОД).

РНОД Гусева-Перина-Путинцева “отдает предпочтение русской национальной вере — язычеству, где под Богом понимается Природа”. 29 В изданиях Гусева-Перина и Путинцева пропагандируется “Всеясветная грамота” Александра Абрамова (которую Аратов и Казаков высмеивают как “несусветную грамоту”). В 2001 году С. Путинцев выступил против чрезмерной политизации РНОД и объединения его с другими национал-патриотическими организациями: “Язычники, ведисты — сторонники природного Миропонимания, в силу разорванности традиции и отсутствия внутреннего единства, еще не готовы к объединенному выступлению против жидовского режима”. 30

Многие бывшие питерские “венеды” после смерти своего фюрера частично рассредоточились по другим организациям. В частности, тенденции к росту проявляет община “Шаг волка” (она же “Схорон еж словен” — “единение всех славян”), возглавляемая Владимиром Голяковым (он же “Владимир Богумил II”), также бывшим “венедом” и учеником Безверхого. “Шаг волка” известен в петербургском Купчине с 1997 года, но по “официальной” версии непрерывно существует в княжестве Новгородском с 1074 года, когда он был основан неким “Милославом Богумилом I”. 31

Перечень основных неоязыческих групп был бы не полон, если не упомянуть о секте “Мертвая вода”, возникшей в Петербурге, но распространившейся и в других городах. “Концепция общественной безопастности России (КОБР) “Мертвая вода” , или учение “Внутреннего Предиктора СССР” (у аббревиатуры СССР в данном случае двоякая расшифровка: и традиционная, и как “Соборная Социально-Справедливая Россия”), возникла в 1990-91 гг., а в 1997-м ее сторонники создали Народное движение “К Богодержавию”.

Создатели КОБР “Мертвая вода”, или “Внутренний Предиктор” (коллектив авторов, среди которых — Евгений Кузнецов, генерал Константин Петров, Юрий Слащинин), написали несколько объемистых сочинений, в которых борятся с влиянием “Глобального Предиктора”, под которым понимают всемирный еврейский заговор.

Особое значение “богодержавники” придают толкованию поэмы Пушкина “Руслан и Людмила”. По их версии, кудесник Финн символизирует в поэме “святорусское (ведическое) жречество”, Руслан — это “славянский центр, формирующий стратегию и тактику самобытного развития народов России (Внутренний Предиктор)”, Людмила — малые “славянские народы”, Черномор — “Международный центр управления сознанием народов мира (Глобальный Предиктор)”, Голова — “Правительство России под пятой Черномора от Владимира до наших дней”. 32

К числу сравнительно крупных по численности и получивших определенную известность неоязыческих сект относится также омский эндемик — упоминутая выше “Церковь инглиингов” А. Хиневича. 33

Заключение
[к началу]

Петербургский социолог Алексей Гайдуков выделяет в русско-славянском неоязычестве “три группы:

1) национал-патриотическая;
2) природно-экологическая;
3) этнографически-игровая”,

тут же, впрочем, подчеркивая, что “однако чаще приходится констатировать смешение элементов первых двух групп и выделять лишь их преобладание в той или иной общине”. 34

Существует и противоположный подход (Евгений Мороз, отчасти Виктор Шнирельман 35), когда руссское неоязычество рассматривается в основном как экстремистская форма национализма или как очередная идейная подпорка антисемитизму.

Мне лично “этнографически-игровые” группы и общины в славяно-русском неоязычестве вообще не известны (если не считать таковыми потенциальных боевиков-”ратичей” Белова-Селидора). Не известны и чисто “природно-экологические”: все русские неоязыческие группы — национал-патриоты, в том числе и те, которые имеют в своей идеологии экологические вкрапления.

(Это полностью соответствует структуре российского экологического движения, состоящего из трех неравных частей:

1) “зелено-красные” — то есть левые, причем с преобладанием анархо-экологистов;
2) зеленые либералы (включая “Яблоко”);
3) “зелено-коричневые” — сюда и входит часть неоязычников.)

В то же время считать всех русских неоязычников экстремистами, фашистами и антисемитами будет преувеличением. Не каждый националист и ксенофоб, даже радикальный, является именно фашистом, что относится и к неоязыческому крылу русских националистов.

В русском неоязыческом национализме существует довольно широкий спектр: от слабо политизированных и умеренных Александра Асова, Сергея Семенова, Антона Платова, “Вятичей” Сперанского-Велимира — до экстремистов и фанатичных антисемитов типа Александра Аратова (“Русская Правда”), Валерия Емельянова (Общество “Память”) и Виктора Безверхого (“венеды”).

Сноски:
[к началу]

1 Шнирельман В. Неоязычество и национализм. Восточноевропейский ареал. Исследования по прикладной и неотложной этнологии Института этнологии и антропологии РАН, №114. М., 1998. С. 3. [вернуться]
2 Гайдуков А. Молодежная субкультура славянского неоязычества в Петербурге. В сборнике: Молодежные движения и субкультуры Санкт-Петербурга (социологический и антропологический анализ). Спб, “НОРМА”, 1999. С. 25. [вернуться]
3 Щеглов А. Возвращение богов. Политическая социология неоязычества. М., Издательство “Пробел”, 1999. С. 6. [вернуться]
4 Влескнига I: Влескнига. Перевод с древнерусского Н.В.Слатина [по публикации О.Творогова]. Словарь имен и терминов Влескниги. Влескнига, русский язык и русская история. Сост. Н.В.Слатин. Омск, 2000. С. 127. [вернуться]
5 Синявин И.И. Стезя правды. Второе издание. Москва, “Русская Правда”, 2001. С. 10. [вернуться]
6 Жуковская Л.П., Филин Ф.П. Поддельная докириллическая рукопись. К вопросу о методе определения подделок // “Вопросы языкознания”, №2, 1960.
Буганов В.И., Жуковская Л.П., Рыбаков Б.А. Мнимая “Древнейшая летопись”.// “Вопросы истории”, №6, 1977.
Творогов О.В. Влесова Книга // Труды отдела древнерусской литературы (ТОДРЛ), т.XLIII. Ленинград, “Наука”, 1990. С. 185-254 [сопровождает публикацию исходной копии текста “Влесовой книги”, сделанной Ю.Миролюбовым — с. 170-184]. [вернуться]
7 Книга Велеса. Перевод и комментарии А.И. Асова. М., Наука и религия, 1997. С. 137. [вернуться]
8 Творогов О.В. Влесова Книга // ТОДРЛ, т. XLIII. Ленинград, “Наука”, 1990. С. 170-254. [вернуться]
9 Щеглов Алексей. Возвращение богов. Политическая социология неоязычества. Издательство “Пробел”, 1999. С. 7-8. [вернуться]
10 Хиневич А.Ю. Славяно-Арийские Веды, кн. 1, Омск. “АрКОР”, 1999; кн.1 и кн. 2 — Омск, “АрКОР”, 2001. [вернуться]
11 Гриневич Г.С. Праславянская письменность. Результаты дешифровки. Том 1. Москва, “Общественная польза”, 1993. С. 116-117. [вернуться]
12 Там же. С. 214. [вернуться]
13 Гриневич Г.С. Праславянская письменность. Результаты дешифровки. Том 2. Москва, “Общественная польза”, 1999. С. 14-16. [вернуться]
14 Платов Антон. Славянские руны. М., ИД “Гелиос”, 2001. С. 118-119. [вернуться]
15 Платов Антон. Руническая магия, М., 1994. С. 123-125. [вернуться]
16 Демин В.М. От ариев к русичам. (От Даарии до России). Древнаяя история Русского Народа. Второе издание. Москва-Омск, “Русская Правда”, 2001. С. 66-70. [вернуться]
17 Кандыба В.М. Ригведа: Религия и идеология русского народа. Спб, “Макет”, 1996. С. 4-32. [вернуться]
18 Там же. С. 180-183. [вернуться]
19 Цитирую по неопубликованной работе Евгения Мороза “Ведизм”. Языческая версия русской идеи. Спб, 1992, машинопись. С. 10. Е. Мороз в свою очередь дает отсылку на рецензию в журнале “Вече” (Мюнхен, 1982, №5. С. 184). [вернуться]
20 Иванов А., Богданов Н. Христианство. М., “Витязь”, 1994. С. 3. [вернуться]
21 См. подробнее: Прибыловский В. Союз венедов // База данных (БД) “Лабиринт” Информационно-исследовательского центра (ИИЦ) “Панорама”. [вернуться]
22 Духовный союз “Тезаурус”. Правила. Ленинград, Ленинградский мужской клуб, 1990. С. 12. [вернуться]
23 Духовный союз “Тезаурус”. ГОИТЪ. Ленинград, Ленинградский мужской клуб, 1990. С. 6-7. [вернуться]
24 Семенов С.П. Громовый знак. Публичная проповедь Богочеловечества. Спб, Ассоциация “Исток”, 1991. С. 4-5. [вернуться]
25 “Русские ведомости”, 1991, № 4 (вариант проекта публиковался также в №3). [вернуться]
25a “Русские ведомости”, 1992, №6. [вернуться]
26 “Русская Правда”, №1(18), 1999. [вернуться]
27 “Возрождение”, 1997, ноябрь, №11(44). [вернуться]
28 “За Русское Дело”, №6 (50), 1997. [вернуться]
29 Сотов Александр.ИдеологияРусского национально-освободительного движения (РНОД) // “За Русь!”, №3(23), 1999. [вернуться]
30 Путинцев С. Наше время придет // “За Русь!”, №4(33), 2001. [вернуться]
31 Гайдуков А. Молодежная субкультура славянского неоязычества в Петербурге. В сборнике: Молодежные движения и субкультуры Санкт-Петербурга (социологический и антропологический анализ). Спб, “НОРМА”, 1999. С. 37-38.
Мороз Е.В. Язычники в Санкт-Петербурге. – В изд.: Неоязычество на просторах Евразии. Составитель сборника Виктор Шнирельман. Приложение к журналу “Страницы”. Москва, Библейско-богословский институт св.апостола Андрея. С. 51-55. [вернуться]
32 См. о КОБР “Мертвая вода” подробнее: М.Евгеньев [Е.Мороз]. Языческий сталинизм. Учение “Внутреннего Предиктора СССР” // “Барьер. Антифашистский журнал”, №1(5). С. 54-66. [вернуться]
33 См. об инглингах подробнее:
Лихачев Вячеслав. Древнерусская Инглиистическая церковь// База данных (БД) “Лабиринт”;
Яшин В.Б. Церковь православных староверов-инглингов” как пример неоязыческого культа. – В изд.: Неоязычество на просторах Евразии. Составитель сборника Виктор Шнирельман. Приложение к журналу “Страницы”. Москва, Библейско-богословский институт св.апостола Андрея. С. 56-67. [вернуться]
34 Гайдуков А.В. Идеология и практика славянского неоязычества. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук. Санкт-Петербург, 2000. С. 13. [вернуться]
35 Мороз Е.В. Борцы за “Святую Русь” и защитники “Советской Родины”// Национальная правая прежде и теперь. Историко-социологические очерки. Часть II, выпуск 1. Спб, 1992. Сс.68-96.
Мороз Е.В. Ведизм и фашизм // “Барьер. Антифашистский журнал”, №4, 1994.
Мороз Е.В. Язычники в Санкт-Петербурге. – В изд.: Неоязычество на просторах Евразии. Составитель сборника Виктор Шнирельман. Приложение к журналу “Страницы”. Москва, Библейско-богословский институт св.апостола Андрея. С. 39-55.
Шнирельман В. Где лежат истоки “Мирового зла”? Неонацизм в российской массовой литературе // “Диагноз. Антифашистское обозрение”, №4, май 1999. С. 14-15.
Шнирельман В. Перун, Сварог и другие: русское неоязычество в поисках себя. В изд.: Неоязычество на просторах Евразии. Москва, Библейско-богословский институт св.апостола Андрея. С. 10-38.
См. об этом также: Прибыловский В. Русское язычество — квазирелигия национализма и ксенофобии. – В изд.: 1)Диа-Логос, 1999; 2)Верховский А., Михайловская Е., Прибыловский В. Политическая ксенофобия. Радикальные группы. Представления лидеров. Роль Церкви. М., ООО “Панорама”, 1999. С. 123-133. [вернуться]

Текст, публиковавшийся на сайте "Религия и СМИ", 31 октября 2002
(здесь - с незначительными исправлениями).

 


Библиотека не разделяет мнения авторов