Сайт anticompromat.org не обновляется со дня смерти его создателя Владимира Прибыловского - 11.01.2016г.

     

 Антикомпромат 

Sic et Non Sic (Абеляр)

На главную страницу ] 

Публичная интернет-библиотека Владимира Прибыловского 

На главную

Центризбирком

Версии contra
Способы фальсификации
Выборы кончились.
Москва-2005
2002-2003

Версии pro
Конфликт с едунами
О декларировании имущества

Справочные материалы

Вешняков Александр
Чуров Владимир
Вавилов Станислав
Конкин Николай

Б/д «Просопограф» -
описатель лиц"

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

 


Леонид КИРИЧЕНКО

ВЫБОРЫ ПОД ВЕРТИКАЛЬЮ

Недавняя публикация выступления В.Суркова и менее заметные выступления на радио “Свобода” Н.Белых и Г.Явлинского интересны прежде всего тем, о чем в них умалчивается. Выступление Суркова – это вообще инструктаж операции прикрытия. Что надо приговаривать, отвлекая внимание от того, что делаешь, и от того, что делается. А сделано и делается немало.

Своими законами нынешней власти удалось не только построить гражданское общество, но и этапировать его по оси времени примерно в 1935 год. Когда Сталинской Конституции еще не было, а “лишенцы” - люди, официально лишенные избирательных прав, еще были. Но тогда лишенцы не составляли и десятой части взрослого народа. Теперь же из 108 миллионов избирателей только один человек сохранил право выдвигать кандидата в губернаторы (и вы его знаете…). Выдвигать кандидатов в депутаты Государственной Думы 108 миллионов избирателей теперь тоже не могут. А раньше эти права у народа были. Теперь это право принадлежит исключительно делегатам партсъездов, и только тех партий, что разрешены министерством юстиции. Эту узурпацию права на выдвижение кандидатов горячо поддерживают все партии, простодушно объясняя, что иначе они не окрепнут. Умоляю огласить весь список того, что еще партии собираются отобрать у народа, дабы они могли крепиться и дальше. Вообще то изъятие каких-либо ценностей у мертвых или лиц, не способных их отстоять, называется мародерством. Но наши политические мародеры предпочитают называть себя демократическими партиями.

Интересно, что в 19-й статье Конституции государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от того, являетесь ли он партийным товарищем или беспартийным гражданином. А Конституция, как в ней же написано, имеет прямое действие. Любителям ссылаться на опыт зарубежных стран замечу, что там, в отличие от России, соблюдение российской конституции необязательно. Как было бы хорошо, если бы для начала ее соблюдали хотя бы 450 депутатов Государственной Думы. Но кто же из серьезных людей воспринимает Конституцию всерьез…

А ведь монопольное право выдвигать кандидата – это одно из избирательных прав, которое гораздо важнее, чем право быть избранным и право проголосовать. Осенью 2004 года президент Путин это понял, и теперь только он “один во всей Вселенной” имеет право выдвигать кандидата в российские губернаторы.

Право проголосовать за своего губернатора у народа тоже изъяли. Как и право проголосовать за конкретного кандидата-одномандатника в депутаты Госдумы. Эти полезные для власти результаты уже получены, и никакое волеизъявление избирателей на будущих выборах изменить их не сможет.

Россияне стали счастливыми свидетелями небывалого чуда – сооружения над ними властной вертикали. Потрясает ее масштаб. Только основание вертикали протянулось от Калининграда до Владивостока. Куда там Вавилонской башне… Единственно, что может тягаться с воплощаемым замыслом, довольно успешная реализация в недавнем прошлом другой властной вертикали. Там не было не только выборов губернаторов и депутатов–одномандатников, не только выборов президента и мэров, там не было даже выборов спутника жизни. Люди были лишены права выбора невесты или жениха. Им их назначала партия. Сейчас, спустя тридцать лет трудно вспомнить, как именно называлась эта партия, вполне может быть, “Единая Кампучия”… А тогда, 30 лет назад, ЦК КПСС слал ей приветственные телеграммы, мол, верной дорогой идете, товарищи. Так что у нашей вертикали власти есть большие резервы роста.

Но полпотовская вертикаль прославилась все же не своими реформами в процессах выборов. Известность ей принес способ приведения народа в соответствие с представлениями власти. Не соответствующих представлениям просто убивали мотыгами и автоматами Калашникова. Тогда о более надежном способе (экономическом выдавливании неподходящего населения в лучший из миров) еще не знали.

В конце советской эпохи москвичи собирались на полумиллионные митинги, требуя гражданских прав и свобод. Теперь же, на фоне текущих и еще предстоящих реформ ЖКХ, здравоохранения, образования, налогообложения, изъятие у народа избирательных прав москвичи встретили апатично. Им оно кажется малосущественным. Этой позиции усиленно способствуют все партии, даже оппозиционные. Им очень важно привести народ на выборы, не акцентирую внимание избирателей, на то, каких прав они уже лишились, и каких лишатся в будущем. Интересно, что никто из юристов, политологов, экспертов в упор не замечает того обстоятельства, что москвичи были лишены права голосовать “против всех” незаконно. Московская Дума отменила эту строку за месяц до того, как получила на это право. Федеральный законопроект, дающий право на такую отмену, еще не был принят. К этому времени он даже не дошел до Совета Федерации и был рассмотрен только Госдумой. Но не портить же депутатские каникулы из-за каких-то требований закона.

Выборы в Московскую Думу в 2005 году прошли традиционно. Все оппозиционные партии говорили про кошмарный административный ресурс, про ужасные избирательные комиссии, о том, что партии не допускаются в СМИ, но никто не говорит о том, что сами избирательные законы таковы, что нынешние выборы - это игра с заведомо предсказанным результатом краплеными картами. Но ведь в каждом хорошо организованном лохотроне существуют группы заманивания, втягивания народа в игру. Характерно признание депутата московской Думы Д.Катаева в октябре 2005 года. Во время презентации книги о фальсификации на московских муниципальных выборах 2004 года, Катаев сказал, что, конечно, надо говорить о фальсификации предстоящих выборов, но так, чтобы не подрывать доверие народа к выборам. И власти, и нашим оппозиционным партиям нужен очень доверчивый народ. Почему-то эксперты с демократической репутацией усиленно внушают избирателям, что подсчет голосов у нас на уровне мировых стандартов. А уровень возможных фальсификаций не может превысить 2-3 процента, и не в них, мол, дело.

Все партии утаивают, что с их согласия и с их участием в законы о выборах уже заложены нормы, которые в случае необходимости гарантируют убедительнейшую победу нынешней власти на всех последующих выборах. Они делают эту победу полностью законной и неоспоримой даже в Страсбурге.

И все оппозиционные партии, зная это, и умалчивая об этом, играют очень важную роль предохранителей возможного Майдана. Они внушают народу: “Голосуйте за нас, сплотитесь вокруг нас, если мы все проголосуем, фальсификации будут невозможны”. Ход мыслей таких партийцев вполне понятен. Их задача - привести народ на выборы, а потом сказать: “Граждане, вы сами виноваты. Вы недостаточно активно голосовали. Вот надо было лучше голосовать за нас, а теперь четыре года терпите, до следующих выборов”. Далее уже мысленно: “Потом еще четыре года, а потом еще четыре года, а потом мы отсюда отвалим в лучшие страны читать лекции о несостоявшейся демократии в России, а вы уже сами засыпайте ввезенные радиоактивные отходы в опустевшие нефтяные скважины. Дальше вы уж сами как-нибудь, ну, может быть, еще с китайцами…”.

Продемонстрирую, какие возможности спрятаны в нашем законе. Вот совершенно законный, конституционно безупречный способ избрания Путина в 2008 году на новый срок без единой поправки в конституции и без принятия новой конституции какого-нибудь союза государств. Предположим, в 2008 году побеждает преемник Путина, например, Фрадков. То есть ЦИК подсчитает, что победил Фрадков. Фрадков выходит на трибуну, кладет руку на Конституцию и произносит присягу, а после секундной паузы произносит: "А вообще-то я передумал и ухожу в отставку". Вот эта секунда – срок правления президента Фрадкова. Срок закончился. По Конституции не позднее, чем через три месяца должны состояться новые выборы, на которых совершенно законно может победить Путин. Написано “не позднее”. Значит, можно и раньше. Можно и через минуту. Представьте, тут же выходит Вешняков и выносит решение ЦИК об избрании Владимира Владимировича Путина на новый срок. “Как же так”, ахают все – “выборов же не было?” “Да”, - соглашается Вешняков, - “это некоторое нарушение. А что, был суд, который из-за этого отменил наше решение?”. “Не-е-е-т…” “Значит, наше решение действует. Приступайте к принятию присяги, Владимир Владимирович!”

И так, даже не выпуская из рук ядерного чемоданчика и других вожжей управляемой демократии, Владимир Владимирович Путин начинает новых два срока оказания своих услуг населению. Хочу посмотреть на того судью, который решится лишить Путина президентских полномочий на том основании, что Малышкин с Харитоновым на этот раз не смогли выдвинуться.

Многие справедливо считают, что власть не решится так откровенно пользоваться лазейками конституции и избирательных законов, так как тогда президента могут не пригласить на саммит. Замечу лишь, что бывших президентов, нынешних пенсионеров, тоже не приглашают. Решите сами, кем лучше быть человеку, неприглашенному на саммит, пенсионером или президентом России… Интересна сама аргументация возражающих, мол, такой уровень цинизма вполне возможен, но непрактичен…

Назову лишь некоторые нормы законов, тщательно замалчиваемые даже критиками этих законов. В основном избирательном законе о гарантиях избирательных прав граждан содержится замечательная норма - член избирательной комиссии ни за фальсификации, ни за любые другие преступления не может быть привлечен к уголовной ответственности, не может быть даже оштрафован без согласия Генерального прокурора или прокурора субъекта федерации. Понятно, что если фальсификации делались в политически правильном направлении, то согласия этих прокуроров будет получить трудно. Эта норма в законе с 1997 года. Но до 2002 года она действовала только на период выборов, а с 2002 года – постоянно. За это голосовали и Яблоко, и СПС, и КПРФ.

Цитата из закона “О гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации” статья 29 “Статус членов комиссий”, пункт 18:

“18. Член комиссии с правом решающего голоса не может быть привлечен к уголовной ответственности, подвергнут административным наказаниям, налагаемым в судебном порядке, без согласия прокурора субъекта Российской Федерации, а член Центральной избирательной комиссии Российской Федерации с правом решающего голоса, председатель избирательной комиссии субъекта Российской Федерации - без согласия Генерального прокурора Российской Федерации”.

По закону член избирательной комиссии, передавший кому-либо пачку бюллетеней для вброса, может быть лишь оштрафован, но только с согласия прокурора субъекта федерации. Но если он сам на глазах наблюдателей вбросит пачку бюллетеней - никакой ответственности закон не предусматривает. Да и сам вброс бюллетеней закон не считает нарушением. Не случайно ЦИК трижды голосовал за норму – ширина щели в избирательном ящике может быть как угодно велика, главное, чтобы была больше одного сантиметра. В новых пластмассовых ящиках она составляет полтора сантиметра. В такую щель одним махом войдут двести бюллетеней одной пачкой. И даже если бюллетеней будет вброшено в десять раз больше максимально возможного числа проголосовавших избирателей, никаких оснований для отмены итогов голосования на этом участке закон не видит. При таких нормах закона мечты о прозрачных стенках этих ящиков наивны.

Если член избирательной комиссии не изымет, а оставит открепительное удостоверение голосующему избирателю, то это никаким нарушением не является. И по этому удостоверению можно голосовать снова и снова. Никакой ответственности за дополнительный тираж фальшивых открепительных удостоверений и за многократное голосование по ним закон не предусматривает. А ведь каждое фальшивое открепительное удостоверение меняется на действительный бюллетень. И за 12 часов голосования автобус, набитый “многократными голосовальщиками” с запасом фальшивых открепительных удостоверений способен объехать не один десяток избирательных участков. Такое многократное голосование не может быть замечено ни наблюдателями на участке, ни честными членами избирательных комиссий.

В 2002 году, при активном участии прежних думских партий, удалось законодательно защитить результаты фальсификации, если они сделаны “правильно”. Например, если за Яблоко проголосует 20 миллионов избирателей, а эти голоса будут у Яблока украдены и приписаны партийным спискам более слабых партий (которые не пройдут в Госдуму даже с этими приписками), то в этом случае закон предписывает суду не отменять итоги голосования. О возвращении голосов Яблоку речь, естественно, тоже не идет. Это норма закона. Суд обязан соблюсти эту норму закона. И нет никаких возможностей это исправить. И суд в Страсбурге тоже должен считаться с нормой закона. Он рассматривает лишь нарушения закона, а не то, стоило ли такие законы принимать.

Более того – все оппозиционные партии защищают право власти писать лукавые законы. Законы, главные нормы которых написаны по принципу – “казнить нельзя помиловать”. В законе написано, что ни при каких фальсификациях у суда нет обязанности, императива отменить итоги голосования, результаты выборов. Написано: “может отменить”. А может и не отменить. И то, и другое будет законно. Естественно, из двух законных решений будет выбрано политически целесообразное…

По поводу подсчета голосов. Предположим, наблюдателей на участок пустят и не выгонят. Право выгнать наблюдателей законодатели предусмотрели во всех законах. Что написано в законе? Бюллетени будут перекладывать перед наблюдателями, чтобы те видели пометки избирателя в бюллетене. Казалось бы, замечательная норма, да если бы еще она соблюдалась на практике. Но закон лукав. Он разрешает, что вся комиссия, все 20 человек, брались подсчитывать пачку бюллетеней одного кандидата или одной партии. Да, они перекладывают по одному бюллетеню. Но как один наблюдатель может проконтролировать честность подсчета, если 20 человек перекладывают одновременно пачку бюллетеней его кандидата или его партии? Одного члена комиссии он, может быть, и проконтролирует. Но у остальных полная свобода рук. Так что наблюдатели остаются ни с чем. Ничего нельзя поймать, но ни одна оппозиционная партия против этой нормы не возражает.

Последние изменения в избирательных законах таковы, после их реализации фальсификации итогов голосования будут не только абсолютно незаметны для наблюдателей, не будет даже свидетелей из членов избирательных комиссии. Ведь ЦИК переходит на электронное голосование без бюллетеней. Избиратель приходит, нажимает значок на экране напротив фамилии своего кандидата, и его голос идет неизвестно куда. Ни один член комиссии, а не то, что наблюдатель, не сможет понять, что что-то было сфальсифицировано. Только программисты системы “ГАС ВЫБОРЫ” будут знать заранее, что будет рисоваться на экранах мониторов в пресс-центре ЦИК. Ни один избиратель, ни один наблюдатель, ни один член участковой комиссии не сможет заметить подлога, что голос ушел туда, куда его послала заранее составленная программа, а не воля избирателя. В честность подсчета голосов остается только верить. А сомневаться в этом, наверное, скоро станет заведомо ложным измышлением, порочащим наш общественный строй. Кара за это преступление, с учетом инфляции, будет, естественно, строже, чем в советское время.

В важнейших законах о выборах участковым избирательным комиссиям дано право после ухода наблюдателей (с полученными копиями протокола) составить новый протокол с исправленными и улучшенными результатами голосования под предлогом обнаруженной ошибки. Вот этот повторный протокол закон и считает правильным. Доказательств его правильности закон разрешает не приводить. По закону комиссия и суд сами решают, вскрывать или нет опечатанные пакеты с бюллетенями. Протесты наблюдателей с “ошибочными” итогами голосования закон разрешает игнорировать. За эту норму голосовали и КПРФ, и Яблоко, и СПС, тогда еще находясь в Госдуме.

Цитата из закона о выборах депутатов Государственной Думы, статья 79 пункт 31:

“31. Если после подписания протокола участковой избирательной комиссии об итогах голосования и направления его первого экземпляра в территориальную избирательную комиссию участковая избирательная комиссия, составившая протокол, выявила неточность в строках 1-17 протокола (в том числе описку, опечатку или ошибку в суммировании данных) либо если неточность выявлена территориальной избирательной комиссией в ходе предварительной проверки правильности составления протокола, участковая избирательная комиссия обязана на своем заседании рассмотреть вопрос о внесении уточнений в строки 1-17 протокола. Участковая избирательная комиссия, информируя о проведении указанного заседания в соответствии с частью 2 статьи 29 настоящего Федерального закона, обязана указать, что на нем будет рассматриваться данный вопрос. О принятом решении участковая избирательная комиссия в обязательном порядке информирует своих членов с правом совещательного голоса, иных лиц, присутствовавших при составлении ранее утвержденного протокола участковой избирательной комиссии об итогах голосования, а также представителей средств массовой информации. В этом случае участковая избирательная комиссия составляет протокол об итогах голосования, на котором делается отметка: "Повторный". Указанный протокол незамедлительно направляется в территориальную избирательную комиссию. Ранее представленный участковой избирательной комиссией в территориальную избирательную комиссию протокол приобщается к повторному протоколу. В случае необходимости внесения уточнений в строку 18 и последующие строки протокола проводится повторный подсчет голосов в порядке, предусмотренном частью 17 статьи 80 настоящего Федерального закона. Нарушение указанного порядка составления повторного протокола является основанием для признания этого протокола недействительным”.

Отметьте необязательность всех этих процедур. Их невыполнение дает лишь основание для признания протокола недействительным, но не делает это признание обязательным. А вот право переписать протокол – несомненно.

К двум бесспорным достижениям нынешней Госдумы относится изъятие из закона о гарантиях избирательных прав шести страниц текста, запрещающих фальсификации и объясняющих, что ими считается. Теперь в главном избирательном законе (законе о гарантиях избирательных прав) о фальсификациях нет ни слова. Зато есть разъяснение: “бюллетень - избирательный бюллетень, бюллетень для голосования на референдуме”.

В этом же законе депутаты наконец смогли поставить народ на подобающее ему место. Народу ясно сказали, что любопытствовать, правильно ли подсчитали народные голоса, - это не его народного ума дело. Как и сколько кому-то насчитали голосов - это вправе знать лишь наблюдатели от тех, кому насчитывают. Наблюдателей теперь вправе выдвигать лишь те, кто оказался в бюллетене.

Все вышеизложенное показывало, как можно получать нужные власти результаты выборов, оставаясь в рамках законов. Но еще больше можно сделать, безнаказанно выходя за эти рамки. Безнаказанность гарантирована специальной нормой о неподсудности членов избирательных комиссий.

При таких замечательных избирательных законах, разработанных Центризбиркомом, называть ЦИК министерством выборов – оскорбительно принижать его роль. Гораздо точнее называть его министерством ПОЛИТИЧЕСКИ ПРАВИЛЬНЫХ РЕЗУЛЬТАТОВ выборов. Интересно, что в разработанном ЦИКом законе норма о расформировании ЦИКа написана так лукаво, что никогда не может быть исполнена - пропущено, кто же имеет право обратиться в Верховный Суд по этому поводу. И этот пробел остался неисправленным и в новом варианте закона, несмотря на публичную критику этого ухищрения. Завидная предусмотрительность!

Вот какие у нас удивительные избирательные законы. В 2005 году при их принятии ни одна оппозиционная партия, ни один самый радикальный защитник избирательных прав граждан не рискнули внести ни одной поправки, препятствующей возможной и безнаказанной фальсификации результатов выборов. На вопрос, почему не вносите переданные вам поправки, последовал ответ: “Мы продолжаем над ними работать”. Работа и сейчас продолжается, и будет продолжаться еще очень долго. Рассчитывать на то, что, как на Украине, народ поднимется против фальсификации результатов выборов, наивно. Потому что нечего будет даже опротестовывать. Фальсификации стали законными, и это будет вынужден признать и суд в Страсбурге. Пока на политической поляне нет никого, кто бы желал объяснить народу, что называть эти выборы выборами уже нельзя. Это просто удержание власти, наделенное вторичными избирательными признаками (в виде бюллетеней, кандидатов и комиссий), которое можно называть выборами лишь по незнанию или по долгу службы.

Леонид Кириченко

 


Библиотека не разделяет мнения авторов