Антикомпромат 

Sic et Non Sic (Абеляр)

На главную страницу ] 

Публичная интернет-библиотека Владимира Прибыловского 

На главную

Слуцкер В.И.

Версии contra
Дело Ольги Романовой
Дело об убийстве Трофимова
Подозрения в убийстве
Супруга Ольга

Версии pro
Не мог заказать генерала ФСБ
Знаток Каббалы

Справочные материалы
Биография, библиография

Б/д «Просопограф» -
описатель лиц"

Поиск по сайту от ЯНДЕКСА :
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
 


© НБП-инфо, 20.12.2006

Владимир АБЕЛЬ [ЛИНДЕРМАН]

ПРИКАЗАНО УНИЧТОЖИТЬ

Отряд не заметил потери бойца

10 апреля 2005 г., в 19 часов 25 минут, возле своего дома – Клязьминская улица, 11, корп.2 – был убит бывший начальник ФСБ Москвы и Московской области, звезда политического сыска первой величины, генерал-полковник в отставке Анатолий Трофимов. Вместе с ним была убита его жена Татьяна Копытцева. Присутствовавшая при убийстве родителей четырехлетняя Таня осталась жива.

Расследованием убийства занялась и занималась все это время прокуратура Москвы. Видимо, расследование было малоуспешным. Как сообщил сайт “Антикомпромат.ру”, в начале декабря 2006 г. следователь по особо важным делам Московской прокуратуры Вадим Яременко расследование приостановил. Даже если это неточная информация (других подтверждений я не нашел), это не меняет сути дела: 1 год и 8 месяцев поиска убийцы не дали результатов.

А ведь убит генерал-полковник ФСБ, легенда Органов. Значит, Органы не всемогущи? Хотя бы ради поддержания репутации следовало бы отыскать и примерно наказать убийц. Но этого не сделано. Отряд сделал вид, что не заметил потери бойца. И даже мерзкими устами Хинштейна плюнул на его могилу (об этом ниже).

Прочие граждане и вовсе забыли об этой кровавой и странной истории. Громкие убийства Пола Хлебникова, Андрея Козлова, а затем и сверхгромкие – Анны Политковской и Александра Литвиненко, оттеснили убийство Анатолия Трофимова на второй план. О генерал-полковнике никто не пишет. Правильно говорят, что лучший способ спрятать труп – завалить его горой новых трупов.

Слуга режима

В 70-80-е годы Анатолий Трофимов, начальник следственного отдела московского управления КГБ, вел дела диссидентов. Среди его подследственных немало громких имен: Глеб Якунин, Сергей Ковалев, Натан Щаранский и другие. Рассказывают, например, что Сергея Ковалева Трофимов по телефону попросил “заскочить” к нему в кабинет на Лубянку буквально на 10 минут, а в результате Ковалев вернулся домой через 10 лет… Но, возможно, это вымысел, диссидентский (или чекистский) фольклор. Трофимов вел дело “чужого среди своих” Виктора Орехова, капитана КГБ, тайно сотрудничавшего с диссидентами. Капитан получил 8 лет лагерей.

Сам я отношусь к тем давним событиям, как к истории, к истории родной страны. Которую нужно знать, любить и уметь извлекать опыт. Но участвовать в ней уже невозможно. Те страсти отшумели. Поздно спорить, кто был героем, а кто антигероем советской эпохи. Сражение между Добром и Злом всегда происходит здесь и сейчас.

…В советское время, кроме диссидентов, Трофимов расследовал еще ряд громких дел, связанных с коррупцией в высших эшелонах власти. В частности, знаменитое дело Елисеевского гастронома, в котором отоваривалась партийная элита. Директор гастронома Соколов был расстрелян по приговору суда... Дело сети магазинов “Океан”, закончившееся отставкой и самоубийством министра рыбного хозяйства СССР Ишкова. Активное участие принимал Трофимов и в расследовании “хлопкового дела” – того самого, на котором делали политическую карьеру следователи Гдлян и Иванов.

На зигзагах “перестроечной” карьеры Трофимова останавливаться не буду. Только два громких эпизода: в 1993 г. Трофимов арестовывал Руцкого и Хасбулатова, в 1996-м – изымал знаменитую “коробку из-под ксерокса”. Говоря точнее, документировал и возбуждал уголовное дело по факту выноса из Белого дома полумиллиона долларов (за что и попал в опалу вместе с Коржаковым и Барсуковым).

Из насыщенной событиями служебной биографии Анатолия Трофимова следуют два вывода. Первый – всегда был предан Органам. Второй – был на хорошем счету, ценился как работник.

Уважаемый человек

Интересно, что в высказываниях бывших диссидентов, которым довелось общаться с Трофимовым, просматривается некоторый оттенок уважения.

Александр Подрабинек: “Трофимов был не очень характерный следователь, не типичный… В отличие от всех других допросов, у меня их десятки были, это был следователь, который вел дело мастерски… Трофимов производил впечатление очень профессионального человека, очевидно, мастера в своей профессии…”

Глеб Якунин: “Все-таки о Трофимове говорили многие годы, что он был честный человек и весьма порядочный. Финансовыми махинациями он не занимался”.

Трофимова хорошо знал по службе покойный Александр Литвиненко. Отзывался о нем почти в восторженных тонах. "Я был знаком с Трофимовым лично и никогда не встречал профессионалов столь высокого класса среди генералов ФСБ”, – это из интервью на “Эхо Москвы” сразу после смерти Трофимова. “Простые опера Трофимова уважали как честного и неподкупного человека и профессионала высочайшего класса. Трофимов – легендарная личность… Во время моего конфликта с ФСБ он был единственным из высших руководителей, кто меня не предал и не побоялся со мной общаться”, – из книги “Лубянская преступная группировка”.

А вот голос из противоположного лагеря. Александр Коржаков: “Анатолий очень скромный мужик, жил небогато”.

Действительно, небогато: в двухкомнатной квартире с женой и дочкой. По отзывам соседей, его ни разу не видели с охраной. “Они вместе жили уже пять лет, но не расписаны были, – доверительно сообщает журналисту одна из соседок. – Квартиру переоформил на Татьяну, все-таки разница в возрасте у них была 40 лет почти, чтоб ей, значит, квартира осталась…”

Разные, в том числе враждебные друг другу, люди говорят о Трофимове почти одно и то же. Значит, это правда. Кто-то мог бы солгать, но не все же в один голос!.. Это любовь бывает слепа, а уважение очень даже зряче. Трофимов вызывал к себе уважение. Поэтому дополним его характеристику. Профессионал высокого уровня – раз. Предан Органам (по крайней мере, до 1998 г., когда ФСБ возглавил Путин) – два. Бессеребреник – три. Не боялся плыть против течения (общался с Литвиненко, когда у того уже начались серьезные проблемы) – четыре .

При расследовании убийства важно понять, каким человеком был убитый. Это позволяет отсечь ложные мотивы убийства, не вытекающие из его жизни. Тем более, Трофимову было уже 65 лет, меняться поздно.

“Коммерческая” версия убийства, запущенная сразу после смерти генерала, никак не согласуется с личностью Трофимова, чекиста старой советской закалки.

Санкция на убийство

В статье “Спросите у русской аспирантки” на нбп-инфо.ру я уже писал, что экономическая (деньги, акции, заводы-пароходы, “разборки” и т.п.) версия политического убийства – это стандартный трюк спецслужб. Такая версия заготавливается заранее, это важная часть информационного сопровождения “ликвидации”. Обычно экономическая версия служит для “шума”, для отвлечения общественного внимания. До суда она, как правило, не доживает – в суде нужны хоть какие-то доказательства, а их нет. Версия-пустышка.

“Коммерческая” версия хороша тем, что она плавно вписывается в обывательскую модель мира. Когда обыватель слышит, что кого-то “замочили из-за денег”, он мгновенно успокаивается, потому что это подтверждает его представления о мироустройстве. Сам он работает – “убивается”, т.е. буквально – убивает себя из-за денег. Ну, а те, кто в этой жизни покрепче стоят на ногах, более агрессивные особи – те из-за денег убивают других. Человека успокаивает мысль, что он живет в понятном ему мире.

Отвлекающей версией-пустышкой в деле об убийстве Анатолия Трофимова и его жены стала запутанная и нудная история про компанию “Финвест”, где бывший генерал-полковник работал некоторое время главным по безопасности. Компанию возглавлял Владимир Слуцкер (ныне “сенатор”, член Совета Федерации от Чувашии), не поделивший акции со своим компаньоном, и вот якобы Трофимов стал жертвой этих разборок между коммерсантами. Версию продвигала ФСБ, в том числе с помощью своих наемных борзописцев.

В роли заказчика убийства Слуцкер смотрелся, конечно, выигрышно. То ли сенатор увлекается Каббалой, то ли о нем говорят, что он увлекается, в любом случае, еврей-каббалист, убивший чекиста-патриота, – это, согласитесь, круто. Почти ритуальное убийство.

Все это рассчитано на людей, не понимающих, в какой стране мы сегодня живем. Большинство людей не приучено ясно мыслить. Даже интеллигенция в России предпочитает не мыслить, но фантазировать.

Может ли сегодня крупный бизнесмен, тем более “олигарх”, совершить бизнес-убийство, не получив предварительное “добро” в Кремле? Да его просто размажут по асфальту за такую самодеятельность. Останется без бизнеса и без головы, и никакая каббала не спасет. Любая крупная деловая инициатива сегодня визируется в Кремле. Мы же видели эти трогательные сцены по ТВ. Этих смиренных ходоков-миллиардеров – Мордашова, Дерипаску, Вайнштока и проч. – сидящих на неудобном стульчике перед президентом и докладывающих ему, как верховному главнокомандующему, о своих победах и проблемах в бизнесе.

Если отвлечься от морали, то убийство по экономическим мотивам ничем, по сути, не отличается от какой-нибудь “дополнительной эмиссии” или “недружественного поглощения”. Такая же деловая операция. И на нее требуется разрешение, санкция. Как минимум, согласование. Несанкционированное бизнес-убийство в сегодняшней РФ – да еще генерала ФСБ! – это нонсенс, абсурд.

Кроме “Финвеста” и каббалиста Слуцкера, фигурировала еще версия о переделе московского рынка такси, в который был якобы втянут покойный генерал. Чуть ли не занимался вымогательством. То есть, 60 лет ничем подобным Трофимов не занимался, а вот, видите ли, на старости лет решил освоить модную профессию рекетира.

Еще были какие-то мутные намеки на бизнес жены, на бизнес сына от первого брака, хотя никаким бизнесом ни жена, ни сын Трофимова не занимались.

Ситуация в стране, а также личность и биография генерал-полковника госбезопасности Анатолия Трофимова, полностью исключают версию о коммерческих (финансовых) мотивах убийства.

Чубайс не при делах

Параллельно с каббалистом Слуцкером и рынком такси активно продвигалась версия о причастности Чубайса. Якобы месть за ту самую “коробку из-под ксерокса” с 538 000 долларов. Чубайс, напомню, рулил тогда, в 1996 году, ельцинским избирательным штабом.

Версия вообще смешная. Лишь в массовом сознании, которое всегда отстает от жизни, живет “всесильный демон-приватизатор” Чубайс. В реальности же существует лояльный Путину государственный менеджер (видимо, по-своему толковый, за что и держат), засунувший свои политические амбиции глубоко в задницу. Возможно, Чубайс – крепкий администратор, но политически он – трус. Все видели и слышали, как он позорно прокукарекал по ТВ абсурдную официальную версию убийства Литвиненко. Это было продуманное унижение, сродни унижению старых большевиков на показательных процессах 30-х годов, когда человек сам себя вымазывает дерьмом. Хоть Владимир Владимирович и похож на Иосифа Виссарионовича, как комар на орла, но кое-какая стилистика заимствуется, и адаптируется к современным условиям.

К слову, можно только радоваться, что Чубайс и Гайдар – по ту сторону баррикад. Грехов у них перед народом много, так что пусть лучше портят образ власти, чем образ оппозиции.

Чубайс еще лучше, чем любой лояльный “олигарх”, понимает, что сегодня можно делать без разрешения свыше, а что нельзя. Посягнуть на жизнь генерала ФСБ, пусть даже бывшего (бывших не бывает!) – для этого нужно быть отмороженным камикадзе. Но Чубайс не камикадзе, вся его жизнь во власти доказывает, что он – конформист. Вероятность того, что Чубайс решил отомстить Трофимову за дела десятилетней давности, равна нулю.

Убить и растоптать

Как только совершается очередное громкое убийство, я покупаю газету “Московский комсомолец”. Именно в “МК” ФСБ, как правило, оперативно “сливает” лже-версию, или целый букет лже-версий. Чаще других рупором Конторы выступает профессиональный лжец Александр Хинштейн.

На смерть Трофимова Хинштейн (т.е. ФСБ) откликнулся статьей с двусмысленным названием “Чекистский заказ”, где вывалил на читателя целый ворох “экономических” версий убийства – на выбор. Генерал Трофимов предстает у Хинштейна каким-то суетливым рекетиром, “крышующим” все, что под руку попадется: от таксопарков до китайской контрабанды. Хинштейн (т.е. ФСБ) призывает читателя не верить Литвиненко, который заявил, что “убийство Трофимова – политическое”. Хинштейн пишет: Основная версия — разборки на коммерческой почве. После увольнения Трофимов активно занимался бизнесом (ложь, не занимался!) …Так или иначе, все версии убийства имеют четко выраженную финансовую подоплеку. Ни политикой, ни тем более играми спецслужб здесь и не пахнет”.

Правильно, не пахнет, а просто гнусно воняет именно политикой и именно кровавыми играми спецслужб. Спустя несколько месяцев тот же Хинштейн, но уже как депутат Госдумы (от ФСБ), “вдруг” получает заявление от некоего Виктора Москаленко, предпринимателя, который утверждает, что Трофимов шантажировал его, добиваясь получения доли в бизнесе. Якобы в октябре 2003 года к Москаленко, занимавшемуся поставками в Россию парфюмерии и косметики, пришел помощник генерала Трофимова и потребовал от предпринимателя безвозмездно отдать свою долю в компании. Храбрец Москаленко отдать отказался, и через неделю его похитили и сильно избили. После чего он согласился расстаться с акциями. Хинштейн сообщил, что по факту вымогательства может быть заведено уголовное дело.

Зачем обрушивать на покойного эту несусветную клевету? Зачем ФСБ все это понадобилось? Парфюмерия, косметика… Ведь генерал мертв. Есть только один ответ: чтобы растоптать посмертно. Нужно было казнить не только человека, но и казнить его безупречную репутацию среди сослуживцев. С каждым из вас, сукины дети, какими бы ни были ваши заслуги, произойдет то же самое, если вы предадите Органы. Убьем и нагадим на вашу могилу. Вот такой прочитывается месидж.

За что его так? Думаю, мое предположение уже никому не повредит (ведь действующие лица мертвы): Трофимов продолжал поддерживать связь с Литвиненко, когда тот уже жил в Англии. Возможно, продолжал снабжать его информацией о преступлениях Лубянской преступной группировки. В книгах Литвиненко Трофимов предстает его главным союзником, покровителем и источником информации. Литвиненко пишет, что именно Трофимов сообщил ему, что убийство Листьева организовали Коржаков и Барсуков. Трофимов попытался дать бой коррупции, захлестывающей всю правоохранительную систему, включая ФСБ. Трофимов пришел в ужас, когда во главе ФСБ поставили Путина: “Что они там, в Кремле, с ума посходили?! Зачем они его поставили?.. Это же бандиты!”

Всего этого достаточно, чтобы отправить человека на тот свет. Но это не так просто, как кажется. Дело упирается в человеческий фактор. Тот же Литвиненко рассказывал, что сотрудники, которым поручили ликвидацию Трепашкина, взбунтовались: отказались убивать “своего”. Ведь чтобы убить “своего”, надо пересечь определенную моральную границу. Это только в дурных российских сериалах киллеры работают как послушные машины… Еще пять лет назад убийство Трофимова могло вызвать возмущение на Лубянке. Но в “список на ликвидацию” он, скорее всего, был включен уже тогда, и это был вопрос времени.

Еще стоит обратить внимание на то, что вместе с Трофимовым была убита его жена. Убийца был в маске, она бы не смогла его опознать. Она сумела выбраться из машины, в которой убили Трофимова, попыталась бежать, но убийца застрелил и ее. Значит, и на жену был заказ. С “экономической” точки зрения, это было лишнее убийство. А как корпоративная месть – вполне логично: предавая Корпорацию, вы ставите под угрозу не только свою жизнь, но и жизнь своих близких.

Время еще есть

Помимо всех уже приведенных аргументов, есть один фундаментальный аргумент в пользу причастности спецслужб к громким убийствам последних лет. Неужели сегодня, когда в руках выходцев из спецслужб сосредоточены все рычаги власти, невозможно раскрыть эти преступления? Какие-такие непреодолимые барьеры мешают раскрыть убийство, например, Листьева? Такое раскрытие, несомненно, увеличило бы симпатии граждан к власти, ведь Листьев был популярен. И здесь не требуется Шерлок Холмс, толковый следователь бы разобрался: мотивов убийства – раз-два и обчелся, все деловые и личные связи и контакты убитого – на виду.

Хроническое нераскрытие громких убийств объясняется исключительно нежеланием их раскрывать. А нежелание можно объяснить только тем, что сыщики и преступники сидят в одних и тех же зданиях и кабинетах.

… Я уверен, что погибшие Литвиненко и Трофимов, как и медленно убиваемый Трепашкин, – не единственные сотрудники спецслужб, кого возмущает превращение Органов из карающего меча закона в преступную группу, подмявшую под себя закон. Советский Союз образца 70-80-х не был светочем демократии, но это было правовое государство. Рамки были обозначены, и любой сотрудник правоохранительных органов, и любой грамотный гражданин четко знали, где кончается закон и начинается беззаконие. Было ясно, что есть преступление, а что таковым не является, кто преступник, а кто нет. Поэтому такие люди как Трофимов или Литвиненко могли работать в Органах в согласии с самими собой. Они могли не опасаться, что их пошлют взрывать дома со спящими москвичами, или “крышевать” наркоторговлю.

Они все-таки были слугами закона. Вписаться в нынешний беспредел они не смогли. Честь и хвала им за это.

Тем сотрудникам спецслужб, которые прочтут эту статью, хочу сказать, что еще не поздно перейти на сторону народа. Народ – это не понукаемое надсмотрщиками стадо, бредущее к избирательным урнам. Народ – это носитель правды. Вы сейчас сражаетесь против правды и против своего народа. Но время, чтобы сделать правильный выбор, еще есть.

Владимир Абель

Источник: НБП-инфо, 20.12.2006.

 


Библиотека не разделяет мнения авторов