Сайт anticompromat.org не обновляется со дня смерти его создателя Владимира Прибыловского - 11.01.2016г.

     

 Антикомпромат 

Sic et Non Sic (Абеляр)

На главную страницу ] 

Публичная интернет-библиотека Владимира Прибыловского 

На главную страницу

РАЗНОЕ
Со смертью наперегонки
Смерть Пушкина
В ожидании полета
Про отрицание холокоста
Собибор
Истоки нашего
демократического режима


Клички русских и
украинских политиков.

К вопросу о введении
двуязычия в России

Все клички Путина
Спорт и политика
Роман Арбитман/Лев Гурский
Оригинальный вариант
ксенофобии



Справки
Михайлов из Оренбурга
Туркменбаши
Саркисян Серж
Саакашвили Михаил
Кокоев Эдуард


Б/д «Просопограф»















Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

 

Виктор ЖУК

ЗАБЫТОЕ ВОССТАНИЕ ЕВРЕЕВ В ЛАГЕРЕ СМЕРТИ СОБИБОР

Собибор – один из нацистских лагерей смерти на территории Польши, созданных во Вторую мировую войну специально для массового уничтожения евреев. 14 октября 1943 года в этом лагере произошло единственное за время Второй мировой войны восстание узников-евреев, окончившееся победой: бежали сотни заключенных, была убита большая часть эсэсовцев... В советской периодической печати 1944-1945 годов появилось несколько сообщений об этом восстании, а в 1945 году в Ростове-на-Дону вышла книга Александра Печерского «Восстание в Собибуровском лагере», оставшаяся незамеченной.

После окончания войны в СССР были опубликованы еще две книги о восстании в Собиборе: «Возвращение нежелательно» В. Томина и А. Синельникова (М., 1964) и «Длинные тени» М. Лева (М., 1989). В первой из них по цензурным соображениям того времени отсутствовало слово «евреи», изменены некоторые имена и фамилии на нееврейские, добавлены вымышленные персонажи. Вторая книга – это роман, хотя и написанный на документальной основе. Но и в нем были умолчания – следы советской цензуры. Эти книги, как и книга Печерского, давно стали библиографической редкостью.

Мало кто в России знает о том, что такое Собибор и еще меньше слышали об этом восстании, несмотря на то, что его организатором и руководителем был советский лейтенант Александр Аронович Печерский. На Западе об этом восстании имеется литература и сняты кинофильмы.

И вот через 65 лет после этого восстания вышла первая в России документальная книга о нем: «Собибор»/ составители С.С. Виленский, Г.Б. Горбовицкий, Л.А. Терушкин. – М., «Возвращение», 2008. – 264 с., ил.

К сожалению, найдутся читатели, которые скажут: «А, снова о Холокосте. Знаем. Нюренбергский процесс, Освенцим, Майданек, Треблинка… И о восстаниях знаем: Варшавское гетто, Бухенвальд…». Тем, кто так скажет или подумает, отвечу: не спешите с выводами.

Варшавское гетто – это не лагерь, и участники восстания в этом гетто (1943 год) были частично вооружены. Бухенвальд – большой нацистский концлагерь на территории Германии с интернациональным контингентом заключенных, в основном противников режима и военнопленных из разных стран, пытавшихся бежать, но это не лагерь смерти, то есть, не лагерь, предназначавшийся для массового уничтожения людей. В Бухенвальде в 1943 году возникла интернациональная подпольная организация, которая сумела вооружиться, благодаря тому, что заключенные работали на фабрике, производящей оружие. В самом конце Второй мировой войны, узнав, что нацисты собираются ликвидировать заключенных, эта организация 15 апреля 1945 года подняла восстание и освободила лагерь от нацистов перед самым приходом американских войск.

Совсем иное дело – сопротивление в нацистских лагерях смерти, предназначенных для уничтожения евреев. Несколько восстаний в этих лагерях окончились неудачно: в Заксенхаузене – в октябре 1942 года, в Треблинке – в августе 1943 года, в Освенциме – в октябре 1944 года.

Лагерь Собибор был основан в марте 1942 года и просуществовал до октября 1943 года. За это время в нем было уничтожено около 250 000 евреев из разных стран.

Почти все узники каждого железнодорожного состава, прибывавшего в Собибор, как правило, уничтожались в течение полутора-двух часов преимущественно в газовых камерах. Небольшая часть евреев - заключенных оставлялась на какое-то время в лагере для подсобных работ. Лагерь был разделен на три сектора. В первом из них находились мастерские (портняжная, сапожная, столярная), два барака для заключенных, которые обслуживали эсэсовцев и охрану и продолжали строительство лагеря. Во втором секторе принимали прибывших узников, раздевали их, отбирали у них одежду и остальное принадлежащее им имущество. Отсюда узники переходили в третий сектор, где находились газовые камеры – так называемые «бани». При переходе в третий сектор женщин и детей стригли, а волосы утилизировались в пользу Рейха. Второй и третий секторы были изолированы один от другого проволочными заграждениями и соединялись между собой двумя замаскированными проволочными коридорами.

Между первым и вторым секторами стояли офицерские домики и жилые бараки охраны, а рядом со вторым сектором находился хозяйственный двор. Весь лагерь был опоясан тремя рядами проволочного заграждения высотой в три метра. За третьим рядом колючей проволоки была заминированная полоса шириной пятнадцать метров, которую огораживала проволока с надписями на немецком, польском и украинском языках: «Внимание! Заминировано!». Дальше – ров, заполненный водой, и еще ряд проволочного заграждения.

Полный эсэсовский штат лагеря Собибор насчитывал 29 человек. Из них в лагере постоянно находились примерно 20 человек. Охрана лагеря состояла из 120-150 человек. В полутора километрах размещалась резервная охрана из 120 человек. Узники лагеря называли охранников украинцами, хотя среди них были и русские. Охрана находилась под контролем эсэсовцев и фольксдойче – этнических немцев из Польши и СССР. Через каждые пятьдесят метров стояли вышки с пулеметами, а между рядами колючей проволоки ходили вооруженные часовые.

Казалось бы, бежать из этого лагеря или осуществить в нем успешное восстание было невозможно.

И все-таки оно состоялось 14 октября 1943 года. Несмотря на то, что узники не были вооружены. Несмотря на то, что на подготовку восстания отводилось ничтожно мало времени - примерно две недели, так как узники могли быть в любой день отправлены в газовые камеры и заменены другими. И несмотря на то, что само восстание должно было произойти за кратчайшее время – чтобы фашисты не успели очухаться и вызвать подкрепление. Все удалось благодаря плану, который был тщательно разработан Александром Печерским. Им с самого начала планировалось освобождение большей части узников.

Один из участников восстания Томас Блатт так описывает настроение его организаторов: «Мы знали свою судьбу… Мы знали, что находимся в лагере уничтожения и что наше будущее – смерть. Мы знали, что даже неожиданное окончание войны может спасти заключенных «обычных» концлагерей, но не нас. Только отчаянные действия могут прекратить наши страдания и, может быть, дадут нам шанс на спасение. И наша воля к сопротивлению росла и крепла. Мы не мечтали о свободе, мы хотели только уничтожить этот лагерь и предпочитали умереть лучше от пули, чем от газа. Мы не хотели облегчать немцам наше уничтожение».

Печерский выбрал место для прорыва из лагеря, где можно было с большей вероятностью преодолеть минную полосу, наметил, что узники, бегущие на прорыв в первых рядах, будут бросать камни и доски на дорогу, чтобы подорвать мины. Он предусмотрел множество деталей (в частности, изготовление и раздачу ножей надежным людям, ножниц для разрезания проволочных заграждений, повреждение двигателей автомашин, находящихся в гараже, и бронемашины, стоящей у офицерского домика), организовал группы для нападения на склад с оружием, для обрыва электросети, линий связи и т.п.

Но главная идея плана заключалась в том, чтобы пригласить эсэсовских офицеров в мастерские будто бы для примерки и получения одежды, обуви и мебели. При этом каждому эсэсовцу было назначено индивидуальное время. И почти все они пришли и были убиты топорами. Это сделали доведенные до отчаяния люди, которые прежде никогда никого не убивали. Примерно за час было уничтожено большинство эсэсовцев, находившихся в лагере. После этого колонна заключенных, построенных по сигналу якобы на вечернюю проверку, с боем прорвалась из лагеря в сторону леса. Собственно прорыв и побег продолжались около пятнадцати минут. Всего прорывалось примерно 400 узников, 80 погибли на минах и от пуль немцев и охраны, а 320 достигли леса. Из них были пойманы и казнены – 170. Из оставшихся часть погибла от рук враждебно настроенного местного населения, а часть спаслась. Восемь бывших советских военнопленных Печерский привел в Белоруссию, где они влились в советские партизанские отряды.

После восстания Гиммлер приказал уничтожить лагерь. Здания были разрушены, земля перепахана и засеяна. Сейчас на его месте – Польский Национальный Мемориал.

Нацистов в Собиборе погубила пунктуальность (почти все они пришли за своими вещами в назначенное время), жадность и, в первую очередь, их расовая теория: они не ожидали, что евреи, эти, по их мнению, «недочеловеки», способны на восстание, тем более так продуманно и быстро организованное.

После соединения партизанских отрядов с Красной армией всех бывших партизан проверяли в Особом отделе, после чего зачисляли в армию. Все семь выживших солдат-евреев, бывших собиборовцев, служили в Красной армии и дошли до Германии. А один из них, Семен Моисеевич Розенфельд, дошел до Берлина, оставив на стене рейхстага надпись «Барановичи–Собибор-Берлин».

Из бывших собиборовцев только Печерский был арестован и направлен в штурмовой стрелковый батальон – разновидность штрафбата. По мнению составителей книги «Собибор», «выявление еврея – организатора и руководителя успешного и беспрецедентного по смелости восстания едва ли могло быть одобрено сверху».

Печерский выжил после тяжелого ранения в штрафбате. После войны он некоторое время находился в тюрьме. В 1980 году в Ростове-на-Дону Томас (Тойви) Блатт взял интервью у Печерского (Саши), отрывок из которого приведен ниже.

«Тойви: Ты возглавлял самое успешное восстание нацистских узников во время Второй мировой войны. Тебе обязаны жизнью много людей. Получил ли твой подвиг признание?

Саша: Да, после войны я получил награду, - прошептал он саркастически, - я был арестован и должен был провести в тюрьме длительное время. Меня считали предателем, потому что я попал в плен к немцам. Считали так даже несмотря на то, что немцы взяли меня раненым. После того, как обо мне стали спрашивать люди из-за границы, меня, наконец, выпустили».

Перед читателем книги проходит вереница ярких судеб. Многие образы запоминаются как символы. Особенно восемнадцатилетняя голландская еврейка Люка (Гертруда Поперт), помогавшая Печерскому при подготовке восстания и погибшая при неизвестных обстоятельствах. «Она была моим вдохновением», - сказал Печерский в том же интервью Томасу Блатту.

Александр Печерский писал о себе:

«Я родился в Кременчуге в 1909 году, но детство провел в Ростове. Закончив среднюю школу, продолжил учение в музыкальной школе. Музыка и театр были в мире самыми важными для меня вещами. Я руководил кружком драматического искусства для любителей, работал в администрации [Дома культуры], которая позволяла мне посвятить себя искусству. В 1941 году, когда началась война, я был мобилизован в звании младшего лейтенанта. Немного позже в начале боевых действий получил звание лейтенанта. В октябре 1941 года попал в плен. Там заболел тифом, но приложил все усилия, чтобы выглядеть здоровым, и меня не убили. В мае 1942 года я с четырьмя другими заключенными пытался бежать. Но нас поймали и отослали в штрафной лагерь в Борисове, а оттуда – в Минск. В Минске во время медицинского осмотра было выявлено, что я – еврей. Я был отправлен вместе с другими военнопленными-евреями в подвал, который называли «еврейский погреб». Мы пробыли там в полной темноте десять дней. …Потом, в сентябре 1942 года, нас перевели в Трудовой лагерь СС … в Минске. Там я оставался до отправки в Собибор».

После войны Печерский жил в Ростове с женой Ольгой Ивановной, с которой он познакомился в подмосковном госпитале. В 1945 году они поженились. Ростовская журналистка Валерия Подорожнова пишет о жизни Печерского в первые послевоенные годы: «Первые несколько лет он проработал в администратором в [ростовском] театре музыкальной комедии, но в 1948 году началась борьба с космополитизмом, направленная прежде всего против евреев. <…> Печерский пять лет до самой смерти Сталина, не мог устроиться на работу и был на иждивении жены. <…> После смерти Сталина Печерский работал на машиностроительном заводе, поддерживал связь с бывшими узниками». Валерия Подорожнова писала: «Обидно, что человек с мировым именем неизвестен у себя на Родине!». Умер Печерский в 1990 году. Его именем названа одна из улиц в израильском городе Цфат.

В книге «Собибор» есть и другой офицер, достойный самой высокой оценки, хотя он и не участвовал в восстании. Это майор Андреев, командир формировавшегося в Подмосковье штрафбата, в который был направлен Печерский. Андреев был потрясен его историей и, рискуя жизнью, посоветовал и помог штрафнику Печерскому поехать в Москву, в Комиссию по расследованию немецко-фашистских злодеяний. Майор рисковал: он не имел права выпускать штрафников за охраняемую территорию штрафбата. В этой Комиссии Печерского выслушали писатели Павел Антокольский и Вениамин Каверин, которые затем на основе его рассказа опубликовали очерк «Восстание в Собиборе» в журнале «Знамя» (1945, № 4). Потом этот очерк вошел во всемирно известный сборник «Черная книга» (составители И.Эренбург, Вас. Гроссман), запрещенный к изданию в СССР в 1947 году и до сих пор не изданный в Российской Федерации.

В книге «Собибор» Семена Виленского, Григория Горбовицкого, Леонида Терушкина основательно и насколько это возможно исчерпывающе освещены все события, связанные с восстанием в Собиборе. В ней представлены карта Польши с лагерями смерти, карта лагеря Собибор, фотография макета этого лагеря, выполненного Печерским, фотографии нацистов и фрагментов лагеря, участников восстания, мемориальной плиты, кургана из пепла и костей убитых узников. В книгу включены также два приложения: выдержки из интервью, взятого в 1984 году Томасом Блаттом у бывшего офицера СС, коменданта сектора № 1 лагеря Собибор Френцеля, и Послание Президента Польши Леха Валенсы участникам мемориальной церемонии, посвященной пятидесятой годовщине восстания в Собиборе. Книга написана на основе множества документальных материалов, воспоминаний и свидетельств участников событий, но не является сборником статей или других материалов. Удачная композиция цитат из различных источников с авторским текстом составителей делает ее живой, а сопоставление различных источников позволяет добиться большей объективности в изложении событий. Книга читается с огромным интересом как единый текст. Поэтому ее составителей с полным правом можно назвать авторами книги.


27 августа 2008 г.


В сокращенном виде этот текст публиковался в "Ex libris НГ" (Виктор Жук. «Заговор обреченных. Наградой за подвиг стало клеймо предателя» - «Независимая газета», №238, 30 октября 2008 г., приложение НГ EX LIBRIS №39, 30 октября 2008 г., с.6. Там же помещена фотография обложки книги «Собибор», М., «Возвращение», 2008).

Этот материал послужил также основой для публикации в "Совершенно секретно" (В.Жук. «Забытый подвиг» - «Совершенно секретно», №11, 2008, с.34. В ней помещены фотографии руководителя восстания А.Печерского и группы его участников, снятой в Ростове-на-Дону в 1968 г.)

 


Библиотека не разделяет мнения авторов