Антикомпромат 

Sic et Non Sic (Абеляр)

На главную страницу ] 

Публичная интернет-библиотека Владимира Прибыловского 

На главную

Олигархи и олигархия

Версии contra
убийцы на иномарках
Происхождение путинской олигархии
Реестр олигархов "в штатском" (2002)
Из Колумбии в Нигерию

Все виды санкций (на апрель 2015)

Версии pro
Право на жилище

Справочные материалы
Кабинет2012 и бизнес
Владельцы загрансобственности
25 официально самых богатых
чиновников (2009-2011)

Банкиры - дети министров
Банкиры - дети министров и банкиров
Дети больших людей (2011)
Дети больших людей(2014)
Жены и дети вице-премьеров
Жены и дети полпредов президента
Жены и дети глав регионов
Богатые дети губернаторов
Дети министров (Топ-10 Слона)
Жены губернаторов (Топ-10 Слона

Квартиры на Большом Каменном в СПб
Неполные декларации-2014
Списки [экономических] олигархов на разное время

Ссылки и аннотации
Классики и словари
об олигархах и олигархии


Суверенная олигархия

Поиск по сайту от ЯНДЕКСА :
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
 


В.П.

[КЛАССИКИ И СЛОВАРИ ОБ ОЛИГАРХИИ И ОЛИГАРХАХ]

ПЛАТОН ОБ ОЛИГАРХИИ

ПЛАТОН. ГОСУДАРСТВО. КНИГА ВОСЬМАЯ
(Перевод А.Н.Егунова)
(По изданию: Платон. Диалоги. М., АСТ-ФОЛИО, 2001. Сс.296-304).

[Олигархия]

- Следующим после этого [ТИМОКРАТИИ, власти почестей - В.П.] государственным строем была бы, я так думаю, ОЛИГАРХИЯ.
- Как же она устанавливается?
- Это строй, основывающийся на имущественном цензе; у власти стоят там богатые, а бедняки не участвуют в правлении.
- Понимаю.
- Надо ли сперва остановиться на том, как тимократия переходит в олигархию?
- Да, конечно.
- Но ведь и слепому ясно, как совершается этот переход.
- Как?
- Скопление золота в кладовых у частных лиц губит тимократию; они прежде всего выискивают, на что бы его употребить, и для этого перетолковывают законы, мало считаясь с ними: так поступают и сами богачи, и их жены.
- Естественно.
- Затем, наблюдая, в чем кто преуспевает, и соревнуясь друг с другом, они уподобляют себе и все население.
- Это также естественно.
- Чем больше они ценят дальнейшее продвижение по пути наживы, тем меньше почитают они добродетель. Разве не в таком соотношении находятся богатство и добродетель, что положи их на разные чаши весов, и одно всегда будет перевешивать другое?
- Конечно.
- Раз в государстве почитают богатство и богачей, значит, там меньше ценятся добродетель и ее обладатели.
- Очевидно.
- А люди всегда предаются тому, что считают ценным, и пренебрегают тем, что не ценится.
- Это так.
- Кончается это тем, что вместо стремления выдвинуться и удостоиться почестей развивается наклонность к стяжательству и наживе и получают одобрение богачи - ими восхищаются, их назначают на государственные должности, а бедняк там не пользуется почетом.
- Конечно.
- Установление имущественного ценза становится законом и нормой олигархического строя: чем более этот строй олигархичен, тем выше ценз; чем менее олигархичен, тем ценз ниже. Заранее объявляется, что к власти не допускаются те, у кого нет установленного имущественного ценза. Такого рода государственный строй держится применением вооруженной силы или же был еще прежде установлен путем запугивания. Разве это не верно?
- Да, верно.
- Короче говоря, так он и устанавливается.
- Да. Но какова его направленность и в чем состоит cта порочность, которая, как мы сказали, ему свойственна?
- Главный порок - это норма, на которой он основан. Посуди сам: если кормчих на кораблях назначать согласно имущественному цензу, а бедняка, будь он и больше способен к управлению кораблем, не допускать...
- Никуда бы не годилось такое кораблевождение!
- Так разве не то же самое и в любом деле, где требуется управление?
- Я думаю, то же самое.
- За исключением государства? Или в государстве так же?
- Еще гораздо больше, поскольку управлять им крайне трудно, а значение этого дела огромно.
- Так вот уже это было бы первым крупным недостатком олигархии.
- По-видимому.
- А разве не так важно следующее...
- Что именно?
- Да то, что подобного рода государство неизбежно не будет единым, а в нем как бы будут два государства: одно - государство бедняков, другое - богачей. Хотя они и будут населять одну и ту же местность, однако станут вечно злоумышлять друг против друга.
- Клянусь Зевсом, этот порок не менее важен.
- Но нехорошо еще и то, что они, пожалуй, не смогут вести какую бы то ни было войну, так как неизбежно получилось бы, что олигархи, дав оружие в руки толпы, боялись бы ее больше, чем неприятеля, либо, отказавшись от вооружения толпы, выказали бы себя подлинными олигархами даже в самом деле сражения. Вдобавок они не пожелали бы тратиться на войну, так как держатся за деньги.
- Это нехорошо.
- Так как же? Ведь мы уже и раньше не одобрили, что при таком государственном строе одни и те же лица будут и землю обрабатывать, и деньги наживать, и нести военную службу, то есть заниматься всем сразу. Или, по-твоему, это правильно?
- Ни в коем случае.
- Посмотри, не при таком ли именно строе разовьется величайшее из всех этих зол?
- Какое именно?
- Возможность продать все свое имущество _ оно станет собственностью другого, - а продавши, продолжать жить в этом же государстве, не принадлежа ни к одному из его сословий, то есть не будучи ни дельцом, ни ремесленником, ни всадником, ни гоплитом, но тем, кого называют бедняками и неимущими.
- Такой строй словно создан для этого!
- При олигархиях ничто не препятствует такому положению, иначе не были бы в них одни черезмерно богатыми, а другие совсем бедными.
- Верно.
- Взгляни еще вот на что: когда богатый человек расходует свои средства, приносит ли это хоть какую-нибудь пользу подобному государству в том смысле, как мы только что говорили? Или это лишь видимость, будто он принадлежит к тем, кто правит, а по правде говоря, он в государстве и не правитель, и не подданный, а попросту растратчик готового?
- Да, это лишь видимость, а на деле он не что иное, как расточитель.
- Если ты не возражаешь, мы скажем, что как появившийся в сотах трутень - болезнь для роя, так и подобный человек в своем доме - болезнь для государства.
- Конечно, Сократ.
- И не правда ли, Адимант, всех летающих трутней бог сотворил без жала, а вот из тех, что ходят пешком, он одним не дал жала, зато других наделил ужаснейшим. Те, у кого жала нет, весь свой век _ бедняки, а из наделенных жалом выходят те, кого кличут преступниками.
- Сущая правда.
- Значит, ясно, что, где бы ты ни увидел бедняков в государстве, там укрываются и те, что воруют, срезают кошельки, оскверняют храмы и творят много других злых дел.
- Это ясно.
- Так что же? Разве ты не замечаешь бедняков в олигархических государствах?
- Да там чуть ли не все бедны, за исключением правителей.
- Так не вправе ли мы думать, что там, с другой стороны, много и преступников, снабженных жалом и лишь насильственно сдерживаемых стараниями властей?
- Конечно, мы можем так думать.
- Не признать ли нам, что такими люди становятся там по необразованности, вызванной дурным воспитанием и скверным государственным строем?
- Да, будем считать именно так.
- Вот каково олигархическое государство и сколько в нем зол (а возможно, что и еще больше).
- Да, все это примерно так.
- Пусть же этим завершится наш разбор того строя, который называют олигархией: власть в нем основана на имущественном цензе.

["Олигархический" человек]

Вслед за тем давай рассмотрим и соответствующего человека - как он складывается и каковы его свойства.
- Конечно, это надо рассмотреть.
- Его переход от тимократического склада к олигархическому совершается главным образом вот как...
- Как?
- Родившийся у него сын сперва старается подражать отцу, идет по его следам, а потом видит, что отец во всем том, что у него есть, потерпел крушение, столкнувшись неожиданно с государством, словно с подводной скалой: это может случиться, если отец был стратегом или занимал другую какую-либо высокую должность, а затем попал под суд по навету клеветников и был приговорен к смертной казни, к изгнанию или к лишению гражданских прав и всего имущества...
- Естественно.
- Увидев все это, мой друг, пострадав и потеряв состояние, даже испугавшись, думаю я, за свою голову, сон в глубине души свергает с престола честолюбие и присущий ему прежде яростный дух. Присмирев из-за бедности, он ударяется в стяжательство, в крайнюю бережливость и своим трудом понемногу копит деньги. Что ж, разве, думаешь ты, такой человек не возведет на тот трон свою алчность и корыстолюбие и не сотворит себе из них Великого царя в тиаре и ожерельях, с коротким мечом за поясом?
- По-моему, да.
- А у ног этого царя, прямо на земле, он там и сям рассадит в качестве его рабов разумность и яростный дух. Он не допустит никаких иных соображений, имея в виду лишь умножение своих скромных средств. Кроме богатства и богачей, ничто не будет вызывать у него восторга и почитания, а его честолюбие будет направлено лишь на стяжательство и на все то, что к этому ведет.
- Ни одна перемена не происходит у юноши с такой быстротой и силой, как превращение любви к почестям в любовь к деньгам.
- Разве это не пример того, каким бывает человек при олигархическом строе?
- По крайней мере это пример извращения того типа человека, который соответствовал строю, предшествовавшему олигархии.
- Так давай рассмотрим, соответствует ли ей этот человек.
- Давай.
- Прежде всего сходство здесь в том, что он чрезвычайно ценит деньги.
- Конечно.
- Он бережлив и деятелен, удовлетворяет лишь самые насущные свои желания, не допуская других трат и подавляя прочие вожделения как пустые.
- Безусловно.
- Ходит он замухрышкой, из всего извлекая прибыль и делая накопления; таких людей толпа одобряет. Разве черты его не напоминают подобный же государственный строй?
- По-моему, да. По крайней мере деньги чрезвычайно почитают и подобное государство, и такой человек.
- И я думаю, раз уж он такой, он не обращал внимания на свое воспитание.
- Наверное. А то бы он не поставил слепого хорегом и не оказывал бы ему особых почестей.
- Хорошо. Посмотри еще вот что: разве мы не признаем, что у него из-за недостатка воспитания cпоявляются наклонности трутня - отчасти нищенские, отчасти преступные, хотя он всячески их и сдерживает из предосторожности?
- Конечно.
- А знаешь, на что тебе надо взглянуть, чтобы заметить преступность таких людей?
- На что?
- На то, как они опекают сирот или вообще получают полную возможность поступать вопреки справедливости.
- Верно.
- Разве отсюда не ясно, что в других деловых отношениях такой человек, пользуясь доброй славой, dпоскольку его считают справедливым, с помощью остатков порядочности насильно сдерживает другие свои дурные наклонности, хотя он и не убежден, что так будет лучше; он укрощает их не по разумным соображениям, а в силу необходимости, из страха, потому Что дрожит за судьбу своего имущества.
- Конечно.
- И, клянусь Зевсом, ты у многих из этих людей обнаружишь наклонности трутней, когда дело идет об издержках за чужой счет.
- Несомненно, эти наклонности у них очень сильны.
- Значит, такой человек раздираем внутренней борьбой, его единство нарушено, он раздвоен: одни вожделения берут верх над другими - по большей части лучшие над худшими.
- Да, так бывает.
- По-моему, такой человек все же приличнее многих, хотя подлинная добродетель душевной гармонии и невозмутимости весьма от него далека.
- Да, мне тоже так кажется.
- И конечно, его бережливость будет препятствовать ему выступить за свой счет, когда граждане будут соревноваться в чем-либо ради победы или ради удовлетворения благородного честолюбия: он не желает тратить деньги ради таких состязаний и славы, боясь пробудить в себе наклонность к расточительству и сделать ее своим союзником в честолюбивых устремлениях. Воюет он поистине олигархически, с малой затратой собственных средств и потому большей частью терпит поражение, но зато остается богатым.
- И даже очень.
- Так будет ли у нас еще сомнение в том, что человека бережливого, дельца можно сопоставить с олигархическим государством?
- Нет, ничуть.
- После этого, как видно, надо рассмотреть демократию - каким образом она возникает, а возникнув, какие имеет особенности, - чтобы познакомиться в свою очередь со свойствами человека подобного склада и вынести о нем свое суждение.
- Так по крайней мере мы продвинулись бы вперед по избранному нами пути.
- Олигархия переходит в демократию примерно следующим образом: причина здесь в ненасытной погоне за предполагаемым благом, состоящим якобы в том, что надо быть как можно богаче.
- Как ты это понимаешь?
- Да ведь при олигархии правители, стоящие у власти, будучи богатыми, не захотят ограничивать законом распущенность молодых людей и запрещать им расточать и губить свое состояние; напротив, правители будут скупать их имущество или давать им под проценты ссуду, чтобы самим стать еще богаче и могущественнее.
- Это у них - самое главное.
- А разве не ясно, что гражданам такого государства невозможно и почитать богатство, и вместе с тем обладать рассудительностью - тут неизбежно либо то, либо другое будет у них в пренебрежении.
- Это достаточно ясно.
- В олигархических государствах не обращают внимания на распущенность, даже допускают ее, так что и людям вполне благородным иной раз не избежать там бедности.
- Конечно.
- В таком государстве эти люди, думаю я, сидят без дела, но зато у них есть и жало, и оружие; одни из них кругом в долгах, другие лишились гражданских прав, а иных постигло и то и другое; они полны ненависти к тем, кто владеет теперь их имуществом, а также и к прочим и замышляют переворот.
- Да, все это так.
- Между тем дельцы, поглощенные своими делами, по-видимому, не замечают таких людей; они приглядываются к остальным и своими денежными ссудами наносят раны тем, кто податлив; взимая проценты, во много раз превышающие первоначальный долг, они разводят в государстве множество трутней и нищих.
- И еще какое множество!
- А когда в государстве вспыхнет такого рода зло, они не пожелают его тушить с помощью запрета распоряжаться своим имуществом кто как желает и не прибегнут к приему, который устраняет всю эту беду согласно другому закону...
- Какому это?
- Тому, который следует за уже упомянутым и заставляет граждан стремиться к добродетели. Ведь если предписать, чтобы большую часть добровольных сделок граждане заключали на свой страх и риск, стремление к наживе не отличалось бы таким бесстыдством и в государстве меньше было бы зол, подобных только что нами указанным.
- И даже намного меньше.
- В наше время из-за подобных вещей правители именно так настроили подвластных им граждан. Что же касается самих правителей и их окружения, то молодежь у них избалованная, ленивая телом и духом и слабая; у нее нет выдержки ни в страданиях, ни в удовольствиях, и вообще она бездеятельна.
- Как же иначе?
- Самим же им, кроме наживы, ни до чего нет дела, а о добродетели они радеют ничуть не больше, чем бедняки.
- Да, ничуть.
- Вот каково состояние и правящих, и подвластных. Между тем они бывают бок о бок друг с другом и в путешествиях, и при любых других видах общения: на праздничных зрелищах, в военных походах, на одном и том же корабле, в одном и том же войске; наконец, и посреди опасностей они находятся вместе, и ни в одном из этих обстоятельств бедняки не оказываются презренными в глазах богатых. Наоборот, нередко бывает, что человек неимущий, весь высохший, опаленный солнцем, оказавшись во время боя рядом с богачом, выросшим в тенистой прохладе и нагулявшим себе за чужой счет жирок, видит, как тот задыхается и совсем растерялся. Разве, по-твоему, этому бедняку не придет на мысль, что подобного рода люди богаты лишь благодаря малодушию бедняков, и разве при встрече без посторонних глаз с таким же бедняком не скажет он ему, что господа-то наши - никчемные люди?
- Я уверен, что бедняки так и делают.
- Подобно тому как для нарушения равновесия болезненного тела достаточно малейшего толчка извне, чтобы ему расхвораться, - а иной раз неурядица в нем бывает и без внешних причин, - так и государство, находящееся в подобном состоянии, заболевает и воюет само с собой по малейшему поводу, причем некоторые его граждане опираются на помощь со стороны какого-либо олигархического государства, а другие - на помощь демократического; впрочем, иной раз междоусобица возникает и без постороннего вмешательства.
- И даже очень часто.

АРИСТОТЕЛЬ ОБ ОЛИГАРХИИ

РИТОРИКА (Перевод Н.Платоновой)

"Цель демократии - свобода, олигархии - богатство, аристократии - воспитание и законность, тирании - защита".
(Аристотель, Риторика, I.8)

ПОЛИТИКА. КНИГИ ВТОРАЯ - ПЯТАЯ
(По изданию: Аристотель. Политика. Пер. Жебелева С.А., Гаспарова М.Л. М., Издательство АСТ, 2002. Сс.84-214).

"...избрание должностных лиц по признаку богатства свойственно олигархии, а по признаку добродетели - аристократии...
[...]
Вполне естественно, что покупающие власть за деньги привыкают извлекать из нее прибыль, раз, получая должность, они поиздержатся..."
(Политика, II, viii,5 и 7) (сс.84-85)

"Отклонения от [правильных] указанных устройств следующие: от царской власти - тиранния, от аристократии - олигархия, от политии - демократия. Тиранния - монархическая власть, имеющая в виду выгоды одного правителя; олигархия блюдет выгоды состоятельных граждан; демократия - выгоды немущих; общей же пользы ни одна из них в виду не имеет"
(Политика, III, v,4) (с.103)

"Олигархия блюдет выгоды состоятельных граждан; демократия - выгоды неимущих; общей же пользы ни одна из них в виду не имеет"
(Политика, III, vi, 4)

"...три вида [государственного устройства] правильные - царская власть, аристократия, полития - и три отклоняющиеся от них - тиранния - от царской власти, олигархия - от аристократии, демократия - от политии."
(Политика, IV, ii,1) (с.134)

"следует считать... олигархией - такой строй, при котором власть находится в руках людей богатых и благородного происхождения и образующих меньшинство".
(Политика, IV, iii, 8) (с.138)

"Отличительный признак первого вида олигархии состоит в следующем: занятие должностей обусловлено необходимостью иметь столь значительный имущественный ценз, что неимущие, хотя они представляют большинство, не допускаются к должностям; последние доступны только тем, кто приобрел имущественный ценз.
Другой вид олигархии - тот, когда доступ к должностям также обусловлен высоким имущественным цензом и когда люди, имеющие его, пополняют недостающих должностных лиц путем кооптации;
если это производится изо всех таких лиц, то такой строй, по-видимому, имеет аристократический оттенок;
если же только из ограниченного числа, то олигархический.
(Политика, IV, v,1). (с.144)

"Виды олигархии следующие.
Первый вид - когда собственность, не слишком большая, а умеренная, находится в руках большинства; собственники в силу этого имеют возможность принимать участие в государственном управлении; а поскольку число таких людей велико, то верховная власть неизбежно находится в руках не людей, но закона. Ведь в той мере, в какой они далеки от монархии, - если их собственность не столь значительна, чтобы они могли, не имея забот, пользоваться досугом, и не столь ничтожна, чтобы они нуждались в содержании от государства, - они неизбежно будут требовать, чтобы у них господствовал закон, а не они сами.
Второй вид олигархии: число людей, обладающих собственностью, меньше числа людей при первом виде олигархии, но самый размер собственности больше; имея бОльшую силу, эти собственники предъявляют и больше требований; поэтому они сами избирают из числа остальных граждан тех, кто допускается к управлению; но вследствие того, что они не настолько еще сильны, чтобы управлять без закона, они устанавливают подходящий для них закон.
Если положение становится более напряженным в том отношении, что число собственников становится меньше, а самая собственность больше, то получается третий вид олигархии - все должности сосредоточиваются в руках собственников, причем закон повелевает, чтобы после их смерти сыновья наследовали им в должностях.
Когда же собственость их разрастается до огромных размеров и они приобретают себе массу сторонников, то получается ДИНАСТИЯ, близкая к МОНАРХИИ, и тогда властителями становятся люди, а не закон - это и есть четвертый вид ОЛИГАРХИИ, соответствующий крайнему виду ДЕМОКРАТИИ." (*)
(Политика, IV, v,6-8) (сс.145-146)

...Если же вся законосовещательная власть сосредоточена в руках только нескольких лиц, то это уже характерный признак олигархического строя. И здесь имеется несколько различных способов. Если избрание упомянуых нескольких лиц обусловлено более или менее умеренным имущественным цензов, благодаря чему избранию подлежит большинство граждан, если следуют предписаниям законов, не допуская нарушений в том, что запрещается законом, и если тот, кто обладает цензом, допускается к законосовещательной власти, то такого рода олигархия, отличающаяся умеренностью, приближается к политии.
Когда же право на участие в законосовещательной власти принадлежит не всем, а только избранным, но они правят, как и в первом случае, по закону, тогда мы имеем дело с олигархией в собственном смысле.
Если же лица, обладающие законосовещательной властью, пополняют свой состав путем кооптации из своей же среды, когда сын заступает место отца и когда они стоят выше законов, то такого рода строй должен быть признан крайней олигархией."
(Политика, IV, xi,6) (с.162)

"...Если же в назначении на должности из числа всех участвуют некоторые и самое назначение производится путем выбора, или по жребию, или посредством соединения того и другого - одних по жребию, других путем выбора, - то это будет способ, свойственный олигархии.[...]
(Политика, IV xii,12) (сс.168-169)

"Назначать на одни должности из числа всех, на другие - из некоторых - способ, свойственный скорее политии с аристократическим оттенком.
Олигархический способ - назначение на должности производится некоторыми из числа некоторых - безразлично, будет ли при этом применяться жребий (хотя жребий применяется реже, чем избрание), - или некоторые из некоторых обоими способами."
(Политика, IV, xii,13) (с.169)

"Иногда сами олигархи занимаются демагогией среди черни".
(Политика, V, v,5) (с.184)

"Если внутри олигархии царит согласие, тогда она не легко разлагается сама собой."
(Политика, V, v,7) (с.185)

[...] Олигархия разрушается [...], когда в ней образуется другая олигархия.
(Политика, V, v,8) (с.185)

"Демагогам [..]. следовало бы всегда говорить в пользу состоятельных, а ...олигархи должны были бы радеть об интересах народа"
(Политика, V, vii,19) (с.196)

"...Нелепо также мнение, будто переход в олигархию объясняется тем, что люди, стоящие у власти, корыстолюбивы и любостяжательны, а не тем, что люди, намного превосходящие других в имущественном отношении, считают несправедливым, чтобы ничего не имеющие пользовались в государстве раными правами с теми, кто владеет собственностью..."
(Политика, V, x,4) (с.213)

"Не менее нелепо и утверждение, будто олигархическое государство состоит из двух - государства богатых и государства бедных. Почему это должно быть скорее в олигархии, нежели в лакедемонском государстве или в каком-либо ином, где не все владеют равной собственностью или не все являются одинаково доблестными мужами?
[...]олигархии переходят в демократии, раз неимущих становится больше, и, наоборот, демократия переходит в олигархию, если состоятельные получают перевес над народной массой и последняя упустит это из виду, а первые учтут".
(Политика, V, x,5) (сс.213-214)

_______________________________
(*)Если путинскую систему власти рассматривать через призму класических представлений об олигархии, то она в основном соответствует второму типу олигархии по Аристотелю: к власти допускаются только богатые (это как во всех четырех типах), имущественная поляризация велика, но еще не максимальная; власть формирует себя сама - фактически способом кооптации; законы есть, но они написаны начальниками для пользы начальства. Можно еще добавить, что это второй тип, но с разнонаправленными отклонениями: и в сторону первого, умеренного типа (власть не полностью самоформируется, все-таки есть элемент выборности), и в сторону третьего и четвертого типов олигархии (имущественная дифференциация приближается к максимальной, появились элементы наследования власти).
(Примечание В.Прибыловского)

ПОЛИБИЙ ОБ ОЛИГАРХИИ

ПОЛИБИЙ. ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ. КНИГА ШЕСТАЯ
(По изданию: Полибий. Всеобщая история. Пер. с греч. и комм. Ф.Г.Мищенко. Вступ. статья А.В.Короленкова. М.: ОЛМА-ПРЕСС Инвест, 2004. С.355-359)

"Большинство писателей, которые желают научить нас подобным предметам, различают три формы государственного устройства, из которых одна именуется царством, другая аристократией, третья демократией.
...нельзя считать эти формы и единственными. Ибо мы знаем несколько монархических и тиранических государств, которые при всех своих отличиях от царства представляются кое в чем и сходными с ним. По этой же причине все самодержцы, если только можно, присваивают себе всуе название царей. Далее, существуют весьма многие олигархические государства, которые при кажущемся сходстве с аристократиями сильно, можно сказать, и разнятся от них."
(Полибий, VI,3) (с.355)

"Таким образом, следует признавать шесть форм государственного устройства, три из которых, поименованыые выше, у всех на устах, а остальные три общего происхождения с первыми, я разумею монархию, олигархию, охлократию. Прежде всего возникает единовластие без всякого плана, само собою; за ним следует и и из него образщуется посредством упорядочения и исправления царство. Когда царское управление переходит в соотвествующую ему по природе извращенную форму, то есть в тиранию, тогда в свою очередь на развалинах этой последней вырастает аристократия. Когда затем и аристократия выродится по закону природы в олигархию и разгневанный народ выместит обиды правителей, тогда наждается демократия. Необузданность народной массы и пренебрежение к законам порождает с течением времени охлократию".
(Полибий, VI,4) (сс.356)

"Когда народ нашел себе вождей и по причинам, выясненным выше, стал оказывать им сильную поддержку против властелинов, тогда была совершенно упразднена форма царского и самодержавного управления и вместе с тем получила начало и возникла аристократия. Тут же народ как бы в благодарность за ниспровержение самодержцев призывал виновников переворота к управлению и предоставлял им власть над собой. Правители, в свою очередь, на первых правах довольны были предоставленным им положением, во всех своих дейсвтиях выше всего ставили общее благо, все дела, как частные, так и общенародные, направляли заботливо и предусмотрительно. И опять, когда такую власть по наследству от отцов получили сыновья, не испытавшие несчастий, совершенно незнакомые с требованиями общественного равенства и свободы, с самого начала воспитанные под сенью власти и почестей родителей, тогда одни из таких правителей отдавались корыстолюбию и беззаконному стяжанию, другие предавались пьянству и сопутствующему ему ненасытному обжорству, третьи насиловали женщин и похищали мальчиков, и таким-то образом извратили аристократию в олигархию."
(Полибий, VI,8) (сс.358-359)

СОЛЖЕНИЦЫН ОБ ОЛИГАРХИИ В РОССИИ

"...Так из ловких представителей все тех же бывших верхнего и среднего эшелонов коммунистической власти и из молниеносно обогатившихся мошенническими путями скоробогатов создалась устойчивая и замкнутая олигархия из 150-200 человек, управляющая судьбами страны. Таково точное название нынешнего российского государственного строя. Это - не выросшее из корней государственное дерево, а насильственно воткнутая сухая палка или, теперь уже, железный стержень. Членов этой олигархии объединяет жажда власти и корыстные расчеты - никаких высоких целей служения Отечеству и народу они не проявляют.

[...] Но более того: эти капиталы, так легко доставшиеся грабителям (столь доступной наживы не было прецедентов в истории Запада), ищут - и находят - действенные пути сращения с государственной властью, тому уже есть примеры даже на высоком уровне, а на среднем и коррумпированность нашего аппарата - неуследима и превосходит западные представления о ней. Такое сращение новых мощных криминальных капиталов с властью - окончательно закроет доступ возникновению в России свободной рыночной экономики и конкуренции. Она не начиналась - и, при таком ходе дел, не начнется. Замкнутая олигархическая государственная система дополнилась экономическим диктатом крупного капитала.
[...] Но появился свежий человек, генерал Лебедь, полностью чуждый нынешней олигархии и ее порокам. Он имел мужество и энергию признать уже свершившееся: проигрыш российскими властями этой военной кампании - и вывел Россию из войны. (В благодарность тут же был и отставлен.)"
"Общая газета" ј 47 (175) 28 ноября - 4 декабря 1996 г.

ОЛИГАРХИ и ОЛИГАРХИЯ в Словарях и Энциклопедиях

ДАЛЬ:

ОЛИГАРХИЯ - "образ правления, где вся высшая власть в руках небольшого числа вельмож, знати, ОЛИГАРХОВ"
(Владимир Даль. Толковый словарь живого великорусского языка, второе издание).

ЛЯРУСС:

OLIGARCHIE n.f. (gr. oligo, peu nombreeux, et arkhe, commandement). Regime politique ou l'autorite est entre les mains de qulques personnes ou de quelques familles puissantes; ensemble de ces personnes, de ces familles.
ОЛИГАРХИЯ сущ.жен.(от греч. олиго - немногочисленный и архе - руководство). Политический режим при котором власть находится в руках нескольких человек или нескольких влиятельных семей; объединение этих людей, их семей.
(Le petit LARUSSE 2000 ILLUSTRe).

УШАКОВ:

ОЛИГАРХ, олигарха, м (книжн.). 1. Член олигархического правительства. (истор., полит.). 2. перен. Лицо, принадлежащее к кучке эксплуататорского меньшинства, осуществляющего свое господство путем насилия, террора и подкупа (публиц. ритор.). СБРОСИТЬ ВЛАСТЬ ФИНАНСОВЫХ ОЛИГАРХОВ.
ОЛИГАРХИЯ, олигархии. [...]
1. Государственный строй, основанный на господстве немногих, какой-н. небольшой аристократической эксплуататорской группы над большинством (истор., полит,). ВЕНЕЦИАНСКАЯ ОЛИГАРХИЯ 14 ВЕКА. 2. перен. Власть, засилье эксплуататорского меньшинства, осуществляющего свое господство путем насилия, террора, подкупа (публиц.ритор.). ОЛИГАРХИЯ БАНКИРОВ И ФАБРИКАНТОВ.
(Толковый словарь русского языка. Под редакцией профессора Д.Н.Ушакова. Т.2, с.194)

ОЖЕГОВ-90

ОЛИГАРХ. 1. Правитель олигархии (в 1 знач.).
2. Империалист, представитель монополистического капитала.

ОЛИГАРХИЯ. 1. В древности и в средние века: государство, в котором у власти стоит аристократическая верхушка. ВЕНЕЦИАНСКАЯ О. (14 века).
2. Политическое и экономическое господство небольшой группы представителей крупного монополистического капитала, а также сама такая группа. ФИНАНСОВАЯ О.
(Ожегов С.И. Словарь русского языка. Москва, "Русский язык", 1990. стр.450.).

ОЖЕГОВ-2003:

ОЛИГАРХ. 1. Правитель олигархии (в 1 знач.).
2. О представителе монополистического капитала.
ОЛИГАРХИЯ. 1. В древности и в средние века: государство, основанное на господстве аристократической верхушки. ВЕНЕЦИАНСКАЯ О. XIV века.
2. Политическое и экономическое господство небольшой группы представителей крупного монополистического капитала. ФИНАНСОВАЯ О.
(Ожегов С.И. Словарь русского языка. Под общей редакцией профессора Л.И.Скворцова. 24-е издание, исправленное. Москва, "Оникс 21 век", "Мир и Образование", 2003. стр.440).

собрал Владимир ПРИБЫЛОВСКИЙ
июль 2003
с дополнениями - октябрь 2004
.

Источник: Публикация на сайте "Политика"

 


Библиотека не разделяет мнения авторов