Антикомпромат 

Sic et Non Sic (Абеляр)

На главную страницу ] 

Публичная интернет-библиотека Владимира Прибыловского 

На главную

Митрохин С.С.

Версии contra
Нарушитель Конституции
Укусил майора милиции

Автокомпромат
Московское "Яблоко"
докатилось до Лужкова


Версии pro
Блог Митрохина на "Эхе Москвы"
Отбил Большакова

Справочные материалы
Официальная биография
Неофициальная биография
Ссылки, аннотации

Б/д «Просопограф» -
описатель лиц"

Поиск по сайту от ЯНДЕКСА :
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
 

Ведущая Эвелина Геворкян

Сергей Митрохин в программе "Особое мнение"
"Эхо Москвы", 1 октября 2008 года

Эвелина Геворкян: Здравствуйте, в студии "Эхо Москвы" вас приветствует Эвелина Геворкян, и сегодня в программе «Особое мнение» выступает Сергей Митрохин - политик и лидер «Яблока». Здравствуйте.

Сергей Митрохин: Здравствуйте.

Эвелина Геворкян: Напомню номер телефона, на который вы можете присылать СМС - 970-45-45, впрочем, уже достаточно вопросов нам пришло на сайт и новостных поводов сегодня достаточно – будет, что обсудить. Начнем с самого свеженького, к чему вы имели непосредственное отношение – сегодня в Мосгордуме было принято решение, что отныне, начиная со следующего мэра и следующей Мосгордумы, срок полномочий для них будет увеличен на год и будет составлять 5 лет, а не четыре года. Вы, по-моему, единственный, кто был против.

Сергей Митрохин: Не единственный. У нас во фракции два человека и мы вместе с Е.Бунимовичем были против.

Эвелина Геворкян: А что вы так прицепились – один год – почему это так принципиально важно?

Сергей Митрохин: Знаете, в Москве итак дефицит обратной связи между властью и населением. У нас мэр не избирается. В других городах России, за исключением Санкт-Петербурга он избирается. У нас всего 35 депутатов Мосгордумы, на эту тему даже есть вопросы радиослушателей – мы считаем, что конечно, это очень мало – один депутат на 200 тысяч избирателей. В других городах один депутат на 10, 15, 20 тысяч - гораздо больше возможностей контакта с ним, и самое главное – контроль за депутатом. То есть, в Москве эта обратная связь, депутатов в частности, и городской власти вообще, с населением ослаблена. А сегодня нам предлагают ее ослабить еще больше. То есть, так хотя бы один раз в четыре года можно пытаться влиять на депутатов, а теперь раз в пять лет нам предлагают это делать. Ну конечно, это не что-то такое судьбоносное и меняющее политические основы, но все равно это, мне кажется, неприятно для обычного москвича.

Эвелина Геворкян: А в чем была мотивация той стороны?

Сергей Митрохин: Мотивация была странная – во-первых, экономия денег, хотя я могу показать на другие сферы, где можно экономить деньги в Москве – например, сократить непроизводительные и неэффективные расходы и инвестиции, непонятно на что, которые непонятно, какой эффект дают. А экономить на демократии, при том, что еще и дефицит этой демократии присутствует, мне кажется, нельзя. Второй аргумент такой: мы достигли стабильности, поэтому давайте продлим себе полномочия.

Эвелина Геворкян: Но тут не совсем себе - в корысти их заподозрить невозможно – они говорят не о себе, а о следующих поколениях.

Сергей Митрохин: Большинство депутатов «Единой России», видимо, уже видят себя в этих будущих креслах, они знают, что такое административный ресурс, который им поможет переизбраться, так что это достаточно лукавые доводы. На этот аргумент о стабильности я сказал, что если вы расслабитесь, потому что наступила стабильность, то таким образом стабильность очень легко может исчезнуть.

Эвелина Геворкян: Александр вам пишет: «Но вы же голосовали за этого мэра».

Сергей Митрохин: Еще раз повторю позицию, о ней все время спрашивают – я доверяю действующего мэру Москвы не меньше, чем я доверяю Кремлю, который может назначить другого человека, не прошедшего через строй московских выборов и при этом неизвестно, кого. Потому что я по поводу недостатков мэра Москвы знаю много и постоянно об этом говорю, постоянно его критикую публично. Но я знаю и о его заслугах, о том, что в Москве, например, нет стопроцентной оплаты жилищно-коммунальных услуг - вот против этой стопроцентной оплаты ЖКХ «Яблоко» боролось.

Эвелина Геворкян: Это правда - москвичи платят меньше, чем регионы, несмотря на свои доходы.

Сергей Митрохин: Это заслуга Лужкова. При этом он пошел вопреки позиции своей партии «Единой России» и правительства России, которое требовало от всех регионов переходить к стопроцентной оплате. В Москве есть пенсионная надбавка. «Яблоко» все время борется за повышение этой надбавки, мы считаем, что ее недостаточно. Но в других регионах ее вообще нет. Это тоже заслуга Лужкова. Бесплатный проезд для пенсионеров – недавно в Челябинске попытались отменить, это один из трех регионов, где такой бесплатный проезд есть - вы видите, что было на улицах. Закон о монетизации льгот – вы помните, как вся страна стала на уши - в Москве Лужков это не стал проводить. То есть, помимо очевидных недостатков, связанных с засильем строительного комплекса, с чудовищной бюрократией в Москве, и так далее – об этом мы все время говорим - есть и определенные достоинства. Если мы говорим - все, давайте, Кремль, убирайте Лужкова и ставьте, кого хотите, - потому что влиять мы не можем – нет выборов мэра. Так могут поставить такого человека, который все эти завоевания ликвидирует, и даже, скорее всего, это сделает. Потому что у Лужкова есть политический вес, он может сопротивляться давлению сверху по таким, например, социальным вопросам. Новоназначенный человек, никому неизвестный, которого навяжет Москве Кремль, никаких этих достижений сохранять не будет, и последствия для москвичей могут быть очень тяжелыми. Поэтому когда мы принимали это решение, мы принимали во внимание все вышеизложенные факторы, мы поступали ответственны.

Эвелина Геворкян: Тогда нелогичен ваш сегодняшний поступок. Если вы готовы поддерживать эту кандидатуру в течение долгого времени, то сегодня было нелогично говорить, что пусть власть меняется чаще.

Сергей Митрохин: С точки зрения демократии как раз позиция была более последовательна - лучше тот мэр, которого три раза избирал народ, чем тот мэр, которого назначили сверху и которого народ никогда не избирал. Кстати, перечислялись различные альтернативы Лужкову на этот пост – их 5 или 6 называлось - для меня лично ни одна из этих кандидатур не была более приемлема, чем Лужков. Каждая из них – это, как минимум, некая марионетка, которая будет подчиняться, в первую очередь тем, кто ее назначил. В этом смысле я считаю, что когда у нас нет выборов – конечно, на выборах "Яблоко», наверное, не поддерживало бы Лужкова, выдвинуло бы свою кандидатуру, либо поддерживала какую-то другую, достойную. Но у нас нет выборов. И в этой ситуации ответственные политики должны все-таки действовать в интересах большинства населения и делать такой выбор. Мы такой выбор сделали. Если бы сейчас прошли выборы - не сомневайтесь, кто был бы избран мэром Москвы, если бы Лужков в них участвовал.

Эвелина Геворкян: Давайте о других успехах сегодняшнего заседания Мосгордумы – это ведь не единственный закон о продлении полномочий, который был сегодня рассмотрен и принят.

Сергей Митрохин: Да, сегодня в первом чтении Мосгордума поддержала инициативу фракции "Яблоко», направленную на защиту зеленых насаждений в Москве. Ситуация очень острая – здесь я перехожу как раз к критике Лужкова и правительства Москвы, потому что фактически сейчас идет неконтролируемое истребление деревьев, кустарников, скверов. И так далее. Особенно болезненно, когда это происходит во дворах, где это единственные клочки земельные бывают. Мы все-таки попытались поставить некий заслон на пути этих вырубок, предложили, и это Дума приняла в первом чтении – устанавливать информационные щиты за 10 дней до начала порубок, предложили возможность москвичам обжаловать эти порубки в суде, то есть, это возможность вообще предотвратить эти вырубки. И мы обязали всех исполнителей работ по вырубке деревьев и кустарников и другой растительности в обязательном порядке предъявлять гражданам порубные билеты, заверенные специальным уполномоченным органом власти. То есть, если во втором чтении будет принят данный проект, то это существенно снизит объем вырубок. Кстати, это проблема не только Москвы, это бич всех городов России и "Яблоко», например, борется за зеленые насаждения и в других городах тоже – например, в Рязани, усилиями нашего городского "Яблока» они добились того, что был объявлен мораторий на вырубку вообще любых - на 5 лет. И этим мы занимаемся и в других регионах тоже.

Эвелина Геворкян: Но кроме защиты зеленых насаждений есть у вас и такая главная тема – вы боретесь с точечной застройкой. Это происходит не только в Москве, но и в других городах, что на этом фронте? Очень много вопросов приходит, а какие результаты?

Сергей Митрохин: Результаты в Москве есть – нам все-таки вместе с жителями, с инициативными группами, с которыми мы работаем, удалось остановить вот этот вал точечных застроек, который захлестнул Москву два-три, даже год назад. Все-таки их стало меньше – был принят ряд решений правительством города. Кстати, в порядке давления на самого мэра Лужкова, особенно в тот момент, когда проходило его назначение на пост мэра Москвы, вот это наше давление, поскольку вопрос голосования для него, конечно, был чувствительным – привело к тому, что были приняты крупные решения. В частности о том, что вообще точечные застройки будут прекращены. Конечно, это не выполняется на 100%, безусловно, была создана специальная межведомственная комиссия, которая признает те или иные стройки точечными, и сейчас только нашими усилиями – я сейчас только о "Яблоке» говорю – остановлено около ста строек в Москве.

Эвелина Геворкян: А что с ним – там вырыт котлован и ничего не строится?

Сергей Митрохин: Там, где вырыт котлован, к сожалению. Как правило,/ везде продолжалось строительство. Но ведь до рытья котлована большая фаза, когда еще, например, строят забор - в частности, вчера был на 15-й парковой – под строительство гаража уже построен забор и дети не могут ходить в школу – вот такие ситуации. Около ста строек в Москве, которые нам удалось остановить, хотя сегодня тоже есть проблемы – не до конца еще все-таки остановили, есть еще судорожные попытки инвесторов возобновить строительство и мы сейчас с этим отчаянно боремся. И вообще принято решение - мэр Москвы об этом публично заявил - что будет прекращено коммерческое строительство - то есть, точечное коммерческое строительство в Москве вообще будет прекращено.

Эвелина Геворкян: Это что имеется в виду?

Сергей Митрохин: Это значит, что в будущем не будет таких точечных застроек, которые проводятся в интересах коммерсантов. Будет только социальное строительство. Кстати, это тоже не совсем правильно, потому что бюджетные дома не надо строить во дворах. Вот такое решение принято. Насколько оно будет выполняться зависит, в том числе, и от нас - насколько мы сумеем проконтролировать выполнение этого решения. Но все-таки это огромное достижение. И в будущем таких строек точечных в Москве станет гораздо меньше – если нам удастся удержать эту ситуацию.

Эвелина Геворкян: А в других регионах какая ситуация? Вы ведь выезжаете и в другие города.

Сергей Митрохин: В других регионах, к сожалению, пока идет экспансия, - в Москве тоже, но тут нам удалось немножко сдержать. А в других регионах пока наоборот, идет нарастание этих процессов, вот этого строительного рейдерства. На самом деле что это такое? Точечная застройка - это не сугубо строительная тема, это у вас отнимают либо собственность – землю, которая вам принадлежит как собственнику квартиры, либо отнимают вашу землю общего пользования, то есть, там, где находится детская площадка, спортивная - вот такая проблема, например, остро стоит в Екатеринбурге – я там уже участвовал в свое время в точечной акции против уплотнительной застройки, а 1 октября я еду в Екатеринбург и буду принимать участие в общегородском митинге против точечных застроек, буду делиться московским опытом, хотя власти Екатеринбурга почему-то этот митинг запретили. Но мы все равно его там будем проводить, потому что проблема очень острая и людей надо защищать.

Эвелина Геворкян: Кстати, это вопрос не только московский - скорее всего формально это нельзя назвать точечной застройкой – например, сносится 5-этажка и на ее месте вырастает 30-этажка, но дорога при этом двухполосная и инфраструктура никак не меняется.

Сергей Митрохин: Вы говорите о проблеме реконструкции или реновации - такая угроза тоже есть, она только набирает обороты сегодня в Москве. Мы уже боремся с ситуацией, когда есть нормальный дом, - мы сейчас говорим не о ветхом и аварийном жилье – стационарный дом, например, 60-х годов постройки – это на века строили, не хрущевки или 50-х годов. Сейчас приходит некий инвестор и говорит – этот район, как правило, благополучный – там либо парк рядом, либо метро рядом, инфраструктура хорошая. Говорит – я здесь хочу строить коммерческое жилье. Поэтому он пробивает через чиновника разрешения на реконструкцию, жителей отселяют в другие места, в том числе, могут в другой район отселить, на окраину, тоже вариант возможный. А инвестор получит прибыль в результате строительства и вашего переезда в другое место. Это, к сожалению, узаконено на федеральном уровне, в Градостроительном кодексе, это называется «развитие застроенной территории» - само название чего стоит. И это проблема, с которой Москва столкнется в ближайшем будущем. Другие города тоже, но Москва, как всегда, здесь пионерскую роль сыграет, а за ней последуют другие. Это тоже вариант рейдерства. Но не через точечную застройку, а еще радикальнее решение – снос всего, что сейчас там есть, а вас выселяют в какое-то гетто, - по крайней мере, в более худшие условия проживания - «Яблоко» с этим борется и на федеральном уровне.

Эвелина Геворкян: То есть, из каждого метра городской ценной земли пытаются выжать как можно больше денег, при этом не думают об окружающих.

Сергей Митрохин: Да, кстати есть лазейки в федеральных законах. Нам говорят, что началась борьба с коррупцией - так давайте начнем борьбу с коррупцией с законов. Законы сегодня позволяют передавать городскую землю – любую землю, но городская земля крупного мегаполиса – она просто драгоценная - передавать в аренду под строительство. Даже если это земля общего пользования. Сейчас там детская площадка, там спортивная площадка, сквер – вы этим пользуетесь, это городская земля. А потом эту землю чиновник берет и передает в аренду под строительство. Это разрешено законодательством. А дальше в законодательстве действует норма, которая говорит, что там, где построено – земля под этим строением переходит в собственность владельца здания – вот и все. И представляете, какие гигантские суммы зарабатывают заказчики строительства? Подешевке получают в аренду, а потом она вдруг, по мановению волшебной палочки, превращается в его собственность. И он может извлекать пожизненную ренту из этой земли.

Эвелина Геворкян: Казалось бы, просто – посмотри, какой чиновник поставил свою подпись под таким разрешением.

Сергей Митрохин: Но закон-то это разрешает. Об этом я и говорю - прежде. Чем создавать какие-то комиссии – их надо создавать, но не из министров, которые честь мундира будут защищать, а надо начинать с законодательства. Есть откровенные лазейки, я их могу сейчас десяток назвать, если бы было время, но давайте эту закроем. Кстати, "Яблоко» внесло сейчас через Мосгордуму такую инициативу – чтобы эту лазейку закрыть, чтобы, во-первых, запретить передавать в аренду под строительство землю общего пользования, которая сегодня принадлежит всем жителям, живущим на этом месте. Почему вдруг, с какой стати чиновник одним росчерком пера передает эту землю коммерсантам? Это совершенно недопустимо. Мы внесли в Мосгордуму, но встречаем жесткое сопротивление со стороны чиновников и той же «Единой России», которая их представляет.

Эвелина Геворкян: Вот реакция на ваши слова: «В стране фашизм, а они за деревья и заборы борются – молодцы» - Вадим пишет.

Сергей Митрохин: Я уже сказал - мы боремся за право собственности для простых людей, простых граждан России. Сегодня у них этого права нет, это крупнейшая политическая проблема и если мы эту проблему не решим, мы просто допустим второй этап чудовищного передела собственности нашей страны. На первом этапе, в 90-е гг., приватизация привела к тому, что крупнейшие промышленные предприятия, крупнейшие активы экономические были переданы в руки горстки людей – это уже была трагедия, которая привела к непоправимым последствиям, в том числе, видимо, и к тому самому фашизму, о котором говорит слушатель. Но сегодня есть угроза перехода в руки этой олигархической верхушки и остальных активов, и в первую очередь, земли. Но эти активы отличаются от промышленных предприятий, потому что на этих активах живут люди и приватизация этих активов будет сопровождаться изгнанием людей с места их жительства – этот процесс только сейчас набирает обороты, но он может пойти дальше быстрыми темпами. Тогда страна разделится территориально – на те территории, где живут богатые люди и извлекают доходы из своей земли и территории второго сорта, где живет остальное население – вот к чему дело идет. Мы с этим боремся на самом деле. И мы боремся за права мелких собственников - собственников квартир, гаражей, дачных участков и так далее. Потому что это и есть обычные граждане России, над которыми нависла эта угроза. Вот о чем идет речь – это крупнейший политический вопрос, которым, к сожалению, сегодня занимается только партия "Яблоко», ни одна другая партия этот вопрос даже не ставит. Кроме того, это вопрос, который волнует простого человека. Есть дом, в котором разные люди – одни считают, что в стране фашизм, другие считают, что в стране царство небесное наступило и райская жизнь – это политические разночтения. Но в вопросе о том, остаться ли жить в этом доме, или в вопросе о том, останется ли у этого дома придомовая территория, останется ли там жизненное пространство – они в этом вопросе абсолютно едины. У меня очень большая практика борьбы против этого чиновно-коммерческого рейдества – не только в Москве, но и в других городах. В этом вопросе люди едины, потому что когда их лишают жизни на самом деле, а это среда их обитания, это их двор, это то место, где они проводят огромное количество времени и особо много времени дети проводят - вот тогда мы становимся едины. Так вот "Яблоко» борется за интересы людей в этих жизненно важных вопросах, а не только в вопросах, которые в некотором смысле могут рассматриваться как абстрактные этими людьми.

Эвелина Геворкян: Во второй части мы поговорим о том, как обстоят дела с вашими региональными представителями – в некоторых регионах заводятся уголовные дела на представителей "Яблока», а также о судьбе бывшего лидера "Яблока», молодежного представительства. Это все будет через несколько минут. Сегодня с «особым мнением» политик Сергей Митрохин.

Продолжаем знакомиться с особым мнением С.Митрохина, что сейчас происходит с Олегом Кочкиным, пензенским руководителем регионального отделения – он же издатель, был редактором оппозиционной газеты, а сейчас на него заведено уголовное дело с обвинением в вымогательстве.

Сергей Митрохин: Мой ответ на ваш вопрос содержится в самом вопросе – когда вы говорите о редакторе оппозиционной газеты.

Эвелина Геворкян: Но если на человека заводится уголовное дело и есть факты о вымогательстве – это другой вопрос.

Сергей Митрохин: Кроме того, он лидер регионального отделения оппозиционной партии. А что касается обвинений – могу привести вам другие примеры. Кстати, об этом есть вопрос радиослушателей – например, Ивана Большакова, моего заместителя по Москве обвиняют в том, что он сломал руку милиционеру, когда защищал права жителей Бутово в мае прошлого года. У меня есть все видеозаписи этих событий, я видел, как этот милиционер орудовал своей якобы сломанной рукой – как он всех пихал, толкал, жестикулировал. Тем не менее, на Большакова тоже завели уголовное дело и оказалось, что он так орудовал сломанной рукой.

Эвелина Геворкян: Оправдали Большакова?

Сергей Митрохин: К сожалению, нет. Сейчас идет суд и ему грозит заключение, его могут посадить. Точно такая история произошла с лидером ульяновского "Яблока», Нечаевым – тоже его обвинили в чем-то вроде коррупции, но сейчас суд был вынужден освободить его на свободу, потому что выяснилось, что дело тоже сфабриковано, по сути. Аналогичное дело было Максима Резника – суд его оправдал, там тоже бог знает, в чем обвиняли. К сожалению, это складывается в некую очень странную картину. В Карелии Василия Попова, это тоже наш региональный лидер, очень успешный, и видимо, поэтому против него тоже завели уголовное дело за клевету, еще за что-то. Вам не кажется, что все эти случаи выстраиваются в какую-то странную картину? У нас есть основания предполагать, что и дело Олега Кочкина тоже сфабриковано. Конечно, я не могу это сейчас утверждать на 100%, но такие подозрения есть, потому что есть прецеденты, которые прямо на это указывают – что у нас, к сожалению, правоохранительная система политически ангажирована, – она может быть и коммерчески ангажирована, это другой вопрос. Но политически-то уж точно. И объектом вот этой политической ангажированности становятся политические партии – в частности, партия "Яблоко» является таким объектом. По Олегу Кочкину следствие уже изменило свое обвинение, уже не так устрашающе оно звучит, как раньше – все это свидетельствует о том, что мы живем в условиях авторитарного государства, а оно на всех своих уровнях, не только на федеральном, но и на региональном, борется с оппозицией теми способами, которые находятся в ее распоряжении. А сегодня, как вы знаете, у нас нет независимого суда, тем более нет независимых объективных правоохранительных органов – такая система в России построена, и именно с этой системой борется "Яблоко», а система отвечает нам тоже борьбой – она с нами борется такими способами.

Эвелина Геворкян: Получается, что вы боретесь, а чьи интересы вы отстаиваете, если у вас такая маленькая поддержка со стороны населения и избирателей?

Сергей Митрохин: Вы судите о нашей маленькой поддержке по результатам выборов. Но результаты выборов это тоже один из способов борьбы с нами. Мы знаем, что эти результаты фальсифицированы. Поэтому мы не признаем результаты прошлых выборов в ГД. У нас есть очевидные доказательства того, что голоса у нас украли – причем в огромных количествах. Это не означает, что мы наверняка прошли в ГД, но то, что наш процент был существенно выше – в этом мы абсолютно уверены. Кстати, уверены и другие партии – нам об этом официально заявила партия КПРФ, даже называла конкретные результаты. Они в данном случае поступили объективно и честно, сказали, что у нас результат существенно выше.

Эвелина Геворкян: Вы в суд подавали? СПС в свое время подавал, и что в итоге?

Сергей Митрохин: В суд мы подавали в свое время, в 2003 г. – мы подавали в верховный суд, первый эксперимент такой был сделан – естественно, он кончился предсказуемым результатом. Потому что суда сегодня в России нет. Так же, как нет и выборов. Наверное, какие-т о дела в судах могут рассматриваться объективно - по поводу бракоразводных процессов или еще каких-то бытовых вещей, но уже по поводу коммерческих споров роль суда крайне сомнительна с точки зрения объективности, а уж что касается политических вопросов, то здесь понятно, чью сторону суд займет в ста процентах случаев рассмотрения таких дел.

Эвелина Геворкян: Женя прислал ремарку: «И долго будем действовать законными методами?»

Сергей Митрохин: А у нас нет другого выбора. Мы не собираемся переходить к методам революционной борьбы, как некоторые политические силы призывают. Мы считаем, что это путь очень опасный, потому что он может привести страну к краху. Здесь нужно иметь большую выдержку с тем, чтобы не отказываясь от законных методов, все же добиваться своих целей. И добиваться влияния на власть, воздействия на власть, ив конечном счете, добиваться смены власти конституционным парламенстким путем. Потому что соблазн делать это какими-то незаконными, неконституционными методами – ну, тогда вы становитесь на самом деле в некотором смысле попом Гапоном, который ведет людей на бойню – это серьезная опасность, а во-вторых, вы можете раскачать лодку до такой степени, что она перевернется – как это уже однажды с Россией произошло и она отстала в своем развитии на 70 лет. Поэтому для нас это принципиальный вопрос – для "Яблока» недопустим выход из конституционного поля. В этом смысле мы иногда готовы не согласиться с законами, которые противоречат конституции, и может быть иногда даже действуем не совсем в строгом соответствии с данными законами, когда они очевидным образом противоречат – например, закон о митингах и демонстрациях - в Конституции заявительный принцип, а в законе – разрешительный. С такими законами мы можем не соглашаться и оспаривать решения чиновников, в том числе, и действиями. Но конституция для нас – это непререкаемое законодательное поле, в котором мы работаем и за которое мы выходить никогда не будем.

Эвелина Геворкян: М. Касьянов на днях добрался с жалобами до европейского суда, там ищет правды, и в тот же день он сделал заявление, что постарается создать оппозиционную коалицию с "Яблоком» и новым демократическим движением – разговор, скорее всего, идет о партии, которую, возможно. М.Горбачев возглавит и может быть к нему присоединится Н.белых, ушедший из СПС. Очень много вопросов от слушателей о подобном объединении с этими демократическими силами?

Сергей Митрохин: Вряд ли стоит в повестке дня вопрос об объединении "Яблока» с СПС – думаю что то, что произошло в СПС – это наглядный ответ на вечно обращенный к нам вопрос о том, почему мы с ними не объединяемся. Я комментировать не буду - вот потому и не объединяемся. С кем нам предлагали объединяться? С партией, которая поступает таким образом - выгоняет своего лидера фактически, выдавливает из своих рядов и присоединяется к стройным рядам кремлевских проектов? Вот и ответ. Кстати, нас очень агрессивно и яростно обвиняли, почему мы этого не делаем. Но теперь, думаю, для всех ответ на этот вопрос очевиден.

Эвелина Геворкян: А теперь, если Н.Белых будет участвовать в новой партии с М.Горбачевым?

Сергей Митрохин: Я пожелаю успеха.

Эвелина Геворкян: Объединяться будете?

Сергей Митрохин: Ну, смотрите – опять создается очередная партия, которая призовет нас к объединению, в очередной раз.

Эвелина Геворкян: Разве это плохо – объединение демократических сил?

Сергей Митрохин: Объединение – прекрасно. А зачем для этого создавать новую партию? мы давно всем заявили, что "Яблоко» для всех открыто. Кто хочет с нами объединяться – приходите к нам. Зачем же вы хотите придти к нам через создание какой-то другой партии, потратить на это массу сил, денег, нервов и всего прочего.

Эвелина Геворкян: А у вас есть какие-то принципиальные разногласия, разночтения с другими демократическими партиями, которые возникли в нашем гражданском обществе?

Сергей Митрохин: Безусловно, у нас есть разногласия, конечно. Некоторые считают, что надо забывать о 90-х годах, а мы считаем, что нужно признать ответственность за поражение демократии в России. Еще у нас есть один ограничитель – мы не можем объединяться с политиками, которые получают непрозрачное финансирование, в том числе, зарубежное – это тоже одно из наших ограничений.

Эвелина Геворкян: А с Касьяновым вы вели переговоры об объединении?

Сергей Митрохин: Переговоры с Касьяновым не велись и вот так, из Страсбурга, этот диалог вести невозможно.

Эвелина Геворкян: У нас сегодня выступал Сергей Митрохин, политик, лидер партии "Яблоко», с ним беседовала я, Эвелина Геворкян. Спасибо вам и до свидания.

Сергей Митрохин: Спасибо.

Источник: сайт РОДП "Яблоко", 2 октября 2008

 


Библиотека не разделяет мнения авторов