Сайт anticompromat.org не обновляется со дня смерти его создателя Владимира Прибыловского - 11.01.2016г.

     

 Антикомпромат 

Sic et Non Sic (Абеляр)

На главную страницу ] 

Публичная интернет-библиотека Владимира Прибыловского 

На главную

Ковальчук М.В.

Версии contra
ТрофимДенисыч-2
Директор "Курчатовского Института"

Версии pro

Справочные материалы
Краткая биография
Б/д «Просопограф» -
описатель лиц"

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

 


© "Правда", 20.10.2005

Виталий КОЗЛОВ, Виктор ТРУШКОВ.

Наука? Продать немедлненно!

Над всемирно известным Курчатовским институтом нависает угроза “реформирования”

Заявления о неэффективности деятельности российского правительства стали привычным делом. В подтверждение этого вывода приводятся вроде бы вполне убедительные факты. И все же подобные упреки неоправданны и поверхностны. Правительство РФ работает исключительно согласованно и неизменно добивается того, к чему стремится. Глава Минэкономразвития Г. Греф выступил с идеей развалить Российскую академию наук. От такой инициативы общественность прямо-таки вздрогнула. Газеты пророчествовали, что после этих слов министра Петр I восстанет из гроба и наподдаст чиновнику батогами. Однако коллега Г. Грефа — глава Минобрнауки А. Фурсенко тут же приступил к разработке программы необратимого развала подведомственной ему сферы. И как только документ был готов, он начал безотлагательно его реализовать.

ПОИСК ПОЛИГОНА для воплощения в жизнь концепции разрушения науки государством привел к тому, что на роль одной из первых жертв выбрано “федеральное государственное учреждение” Российский научный центр “Курчатовский институт”. Об этом Эвересте науки знает вся планета.

В 1943 году, когда едва отгрохотала Курская битва, по инициативе И.В. Курчатова на тогдашней окраине столицы был открыт Институт атомной энергии. Здесь в 1944 году был установлен первый в Москве циклотрон. Здесь же в 1946 году появился первый в Европе атомный реактор. В этом институте разрабатывались теоретические основы создания первой советской атомной бомбы. В нем родилась идея управляемых термоядерных реакций. В этом научном центре разрабатывались научные основы сооружения первой в мире атомной электростанции, которая была пущена в эксплуатацию в 1954 году. А сколько других выдающихся разработок этого коллектива известно лишь тем, кому привычны документы с грифом “Секретно”! Вот что такое Курчатовский институт (славное имя ему было присвоено в 1960 году после смерти Игоря Васильевича).

За последние годы этот флагман науки тоже серьезно пострадал от политики либералов. Резко сократилось его государственное финансирование. Чтобы выжить, коллективу приходится заниматься многочисленными хоздоговорными работами, плодящими мелкотемье и уводящими в сторону от большой теории.

И все же Курчатовский центр пока держит свою научную марку. Недавно опубликован рейтинг цитируемости ученых в мировой научной литературе. В нем 27 “курчатовских богатырей”, на труды которых ссылались более 1000 (тысячи!) раз авторы фундаментальных исследований, выполненных за последние 20 лет. В таблице 20 самых “мозговитых” российских научных учреждений по итогам 2004—2005 годов Курчатовский институт занимает также достойное место.

Почему же этот признанный научный коллектив оказался одним из первых подопытных кроликов разрушения науки по фурсенковскому (?) сценарию?

Наверное, в первую очередь именно в силу своей известности. Если можно “реформировать” такой научный центр, то другим, чей авторитет скромнее, сам бог велел быть подвергнутыми секвестрованию и кастрации. К тому же он не входит в структуру РАН, а подчинен непосредственно Минобрнауки (а в последнее время даже не министерству, а всего-навсего агентству “Роснаука”, хотя в былые годы его курировали сначала Совет Министров СССР, а потом — правительство РФ). Наконец, здесь уже создан... организационный задел для разрушительных преобразований.

Начнем с того, что в Курчатовском институте покончено с традиционным академическим демократизмом. В утвержденном в 2002 году уставе этого РНЦ предусмотрено, что “президент (центра) действует на принципе единоначалия”. Видно, академику Е. Велихову не хватает личного научного и гражданского авторитета, чтобы через колено ломать коллектив.

Единоначалие по-армейски, далекое от научных традиций, дает возможность, коли понадобится власти, назначить в Вольтеры любого фельдфебеля. До фельдфебелей, правда, дело не дошло, но кадровые назначения теперь осуществляются единолично, без какого-либо совета с учеными. Кстати, назначения эти выглядят весьма сомнительно.

НЕДАВНО ДИРЕКТОРОМ Курчатовского института назначен М. Ковальчук. Это известный ученый, член-корреспондент РАН. Но пришел он к курчатовцам на странных условиях: по совместительству. Его основным рабочим местом остается руководство Институтом кристаллографии. Под силу ли ему справиться с таким административным грузом?

Вскоре обнаружилось, что М. Ковальчук привлекателен не столько административным талантом, сколько готовностью на реформы по-фурсенковски. Он уже заявил себя активным сторонником разгосударствления науки. Кивая на “страны с развитой наукой”, директор ратует за создание “управляющих компаний, которые решают вопросы текущего содержания” института, то есть за его фактическую приватизацию. Он так и пишет в “Известиях”: “Те же управляющие компании могут официально извлекать прибыль, например, от использования имущества, целевым образом направляя полученные средства на наличие научной деятельности и инфраструктуры”.

Едва ли сей академический деятель столь наивен, чтобы не понимать, что в “рыночном обществе” (то есть капитализме) прибыль несовместима с фундаментальной наукой. Даже его обожаемый начальник А. Фурсенко, выступая перед академиками, вынужден был признать: “Что касается фундаментальных исследований, они не носят экономического характера”. Впрочем, министру в столь высоком научном собрании приходилось лукавить, ловчить, лицемерить. А М. Ковальчук изредка забегает вперед паровоза, стараясь оправдать оказанное доверие.

В целом он точно следует в фарватере, прокладывавшемся министрами: от Гайдара — Чубайса до Грефа — Фурсенко. Вот иллюстрация.

А. Фурсенко: “Модернизация не может быть позитивной для всех. Так не бывает. Неминуемы негативные социальные последствия”.

М. Ковальчук: “Зная, сколько рабочих мест в государственном уровне науки может позволить себе страна, надо провести инвентаризацию нашей науки”.

А. Фурсенко: “Абсолютно ясно, что какое-то число людей, институтов будет сокращено”.

М. Ковальчук: “Штаты НИИ по сравнению с западными институтами непомерно велики”.

ИТАК, ДИРЕКТОР Российского научного центра “Курчатовский институт” М. Ковальчук выполняет роль эха главы Минобрнауки А. Фурсенко. Но еще тревожнее для научного коллектива то, что институтский администратор на практике точно следует министерской концепции перетряхивания кадров, необходимого для развала науки. 

А. Фурсенко отвергает традиции академического самоуправления, он и президента РАН предлагает фактически назначать правительством: “Когда мы говорим, что этот лидер должен от имени государства управлять собственностью, наверное, было бы правильно, если бы собственник его каким-то образом уполномочил”.

В Курчатовском центре единоначалие, в том числе и в подборе кадров, уже введено. Сейчас назначенец Е. Велихова, администрируя в новом для себя коллективе, считает, что следует устранить от управления крупных опытных ученых, всю жизнь посвятивших служению науке, “надо максимально уменьшить нагрузку на них, связанную с решением административных, организационных и других ненаучных (?!) вопросов”.

В институте перестали проводить совещания руководителей научных и технологических подразделений, на которых традиционно обсуждались вопросы осуществления приоритетных научных разработок и их экспериментальной базы. Резко понижен статус ученых советов. Особенно был встревожен научный коллектив той завесой секретности, которой был окутан “круглый стол”, состоявшийся в июне.

На его обсуждение был поставлен министерский проект “реформы” науки. Не будем обращать внимание на странный, необязательный характер выбранной формы обсуждения. Но нельзя не обратить внимания на то, что его игнорировало руководство центра. Наконец, вызывает удивление засекреченность хода и результатов этого “круглого стола”. Его материалы, например, было запрещено (нет, скажем мягче: не рекомендовано) печатать многотиражке “Курчатовец”. Кстати, вход участников на это заседание предполагал прохождение через сито охраны, поставленной у дверей зала заседаний. Не хватало только металлоискателя.

Это ущемление привычного для курчатовцев академического демократизма многие в коллективе расценивают как прелюдию к реорганизации по Фурсенко. Распоряжением президента Е. Велихова четыре самостоятельных подразделения центра уже объединены в одно. Здесь очень опасаются, что лиха беда — начало...

Не меньшую тревогу вызывает широковещательное заявление директора М. Ковальчука о том, что “территория центра слишком велика”. Москвичи знают, по какой цене продается сейчас столичная земля. Вот где открывается настоящее эльдорадо!

Еще один повод для беспокойства — прозрачные намеки на сокращение ряда научных направлений в работе Курчатовского центра. При этом подчеркивается, что критерием будет выступать экономическая эффективность. Ясно, что при этом усекновению быстрее всего будут подвергнуты оборонная тематика и фундаментальные теоретические исследования.

ВСЕ ЭТИ отнюдь не беспочвенные беспокойства приобрели у курчатовцев масштаб острой тревоги, когда в начале сентября им стало известно о распоряжении президента РНЦ академика Е. Велихова назначить заместителем директора — исполнительным директором центра У. Касимова и предоставить ему право подписи всех организационно-распорядительных и финансовых документов. Дело в том, что такого ученого никто не знает. Из мировой “паутины” курчатовцы выяснили, почему сие лицо им неведомо.

Новый исполнительный директор института пришел “в науку” с должности заместителя генерального директора “Лентрансгаза”, возглавляемого С.А. Фурсенко (по данным “паутины”, брата министра).

Ожидания недобрых перемен еще более возросли, когда курчатовцы сопоставили весьма солидную зарплату вчерашнего газотранспортника с окладом в 4000 рублей институтского администратора. В альтруизм человека, попробовавшего предпринимательских хлебов с маслом и черной искрой, ученые не верят. К тому же у У. Касимова нет ни малейшего опыта работы в научных организациях. Как тут не предположить, что перед ним поставлена не задача повышения научной эффективности коллектива, а нечто совсем далекое от высоких теорий — отчуждение земли, передача в аренду (пока в аренду) зданий, контроль за финансовыми потоками с корректировкой их русла и т.п.?

Недавно правительственная “Российская газета” поведала, как после смены руководства проектно-изыскательского и научно-исследовательского института атомной промышленности “Оргстройниипроект” опекавшим его агентством было принято решение выставить институт на торги. Читающие газеты курчатовцы обратили внимание, что речь идет об институте, который связан с их родной отраслью. В контексте правительственного курса на разрушение страны совпадение им не показалось случайным. Руки сами собой начали опускаться.

До чего же целеустремленно и эффективно работает в нынешней России правительство. Оно бьет по рукам человека труда даже там, где еще не успело лишить его возможности трудиться...

Источник

 


Библиотека не разделяет мнения авторов