Сайт anticompromat.org не обновляется со дня смерти его создателя Владимира Прибыловского - 11.01.2016г.

     

 Антикомпромат 

Sic et Non Sic (Абеляр)

На главную страницу ] 

Публичная интернет-библиотека Владимира Прибыловского 

На главную

ДЖЕМАЛЬ Гейдар

Версии contra
Муэдзин под красным флагом
Дугин якобы не Штернберг
Фашист Дугин "Блудомыслие"

Версии pro

Справочные материалы
Неофициальная биография Дугина
Неофициальная биография Совершенно Секретно

Джемаль в Википедии

Б/д «Просопограф» -
описатель лиц"

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

 


Григорий НЕХОРОШЕВ

МУЭДЗИН ПОД КРАСНЫМ ФЛАГОМ
Истоки современных идеологий: Гейдар Джемаль, соратник Илюхина и Макашова, Басаева и Хачилаева

В СЕРЕДИНЕ сентября в рядах оппозиции случился небольшой скандал. На страницах газеты "Завтра" теоретик национал-большевизма Александр Дугин высказался по ситуации в Чечне.
"С одной стороны, Удугов и его "НОЧХИ" - это профашистское, антисемитское движение, на которое во многом повлияли Корчинский и Джемаль. И ряд сторон этой линии - антимондиализм, этнический социализм - вполне приемлемы. Но в определенный момент включается важнейший концептуальный элемент, перечеркивающий все остальное: и Джемаль, и Корчинский, и Удугов объединены (каждый по своим причинам) жесткой и последовательной русофобией, возведенной в геополитический принцип. Они являются наследниками гитлеровской (отчасти эволаистской) версии геополитики, отрицающей классические императивы и стремящейся обосновать необходимость существования Третьего Центра, Третьей Зоны между атлантизмом Штатов и евразийством Советов".

Далее Дугин, работающий сейчас [2001] советником председателя Госдумы РФ [Геннадия Селезнева], объясняет, что сторонники этого третьего пути предполагают "вначале взорвать Москву... попрать великороссов, а затем на их останках основать антиамериканскую зону".

Буквально в следующем номере газеты "Завтра" Александр Дугин получил резкую отповедь. Обвинили его в подкупленности, нечистоплотности и чуть ли не в связях с Владимиром Гусинским, что в кругах газеты "Завтра" считается одним из смертных грехов. Подписались под отповедью Гейдар Джемаль, председатель Исламского комитета России, и Виктор Илюхин, председатель Движения в поддержку армии, оборонной промышленности и военной науки (ДПА).

С чего бы быть Илюхину во всей этой истории? Очень просто: тот самый Гейдар Джемаль, так серьезно повлиявший на Мовлади Удугова, с недавних пор стал ближайшим соратником Илюхина. В федеральном избирательном списке Движения в поддержку армии Джемаль на девятнадцатом месте. По словам Джемаля, председатель комитета Госдумы по безопасности Виктор Илюхин хотел, чтобы он был в списке третьим. Но это не понравилось второму лидеру ДПА генералу Альберту Макашову.

Тем, кто следит за политикой профессионально, давно известно о странном союзе русского патриота Илюхина с идеологом современного радикального ислама Джемалем. Гейдар Джахидович с удовольствием дает на эту тему многочисленные интервью, где все объясняет. Причем вполне категорично, в духе своего соратника Альберта Макашова.
Вот что сказал Джемаль в интервью газете "Коммерсант--Дейли": "ДПА - это патриотическая колонна, которая выступает против прозападной политики Ельцина. Мы объединяемся не по принципу "враг моего врага - мой друг", а исходя из соображений, что у мусульман и православных есть единые цели и задачи: Россия должна быть готова к мировой войне на стороне исламского мира".
В том же интервью Джемаль очень своеобразно трактует известные события в Дагестане: "Сколько шума было вокруг так называемых ваххабитов Дагестана. А это просто мусульмане, которые не желают мириться, что республика управляется коррумпированными властями. Они говорят: : "Вы можете уничтожить нас, но мы попадем в рай". Там не действуют коррумпированные законы, номенклатурно-ментовские правила, там живут по чистым законам Бога. С них надо брать пример.

Заявления, конечно, довольно своеобразные. Но столь категорических выводов, какие сделал Александр Дугин, из них все же не сделаешь. Однако все дело в том, что Дугин знает Джемаля более двадцати лет. И все эти годы называл его своим другом.

ШИЗОИДНОЕ ПОДПОЛЬЕ

В закоулках старой Москвы, в Южинском переулке, теперь Большом Палашевском, стоял некогда деревянный двухэтажный барак. Две смежные комнаты в одной из коммунальных квартир принадлежали преподавателю вечерней школы Юрию Мамлееву. Сейчас это почтенный и знаменитый писатель, которого иногда сравнивают с Достоевским и Андреем Платоновым. Книжки Мамлеева издаются с завидной регулярностью и довольно быстро расходятся. В них действуют серийные убийцы, философствующие над теплым трупом, сами трупы, женщины, убивающие своих только что рожденных детей, некрофилы и другие столь же яркие персонажи. Причем Мамлеев любит подчеркивать в интервью, что все его книги автобиографичны. Писателем Мамлеев становился в той коммуналке.

По вечерам он читал свои странные рассказы друзьям - подпольным философам, художникам и поэтам. Компания отличалась беспробудным пьянством. Случалось, что кто-то спал в собственной блевотине, падал в коридоре барака в корыто с соседским бельем, а очнувшись, оказывался, как теперь говорят, "жертвой сексуального насилия". Опуская детали, Юрий Мамлеев рассказывает об этом времени: "Вокруг меня сложился особый философско-мистический круг, в который входили несколько человек: Джемаль Гейдар, который сейчас известен как мусульманский эзотерик, Евгений Головин, обладатель глубочайших алхимических, оккультных знаний..." Интересовались еще и психиатрией. По словам Мамлеева, отец его был психиатром и гипнотизером, многие родственники работали в Кащенке, и он слышал много рассказов из их практики. Мамлеева интересовали пограничные состояния психики. Он говорит: "На примерах травмированной психики можно показать гораздо больше, чем на примерах здоровой уравновешенной психики". Тетя Мамлеева, которая работала психиатром в больнице имени Кащенко, несколько раз укладывала туда Юрия, чтобы прервать его длительные запои.

Психиатрией интересовался и Гейдар Джемаль. В середине 70-х друзья посоветовали ему разыграть душевное недомогание, чтобы как-то решить проблемы с милицией, которая пыталась привлечь юношу "за тунеядство". У Гейдара все получилось неплохо: его поставили на учет в психоневрологическом диспансере. Он, кстати, и окрестил через много лет кружок Мамлеева "шизоидным интеллектуальным подпольем".

ДО ВСТРЕЧИ С ШИЗОИДАМИ

Гейдар Джемаль любит говорить журналистам, что родился он в семье известного художника, потомка древнего азербайджанского рода правителей Карабаха, и цирковой наездницы. Почему-то он не рассказывает, что и по материнской линии происходит из не менее знатной, но уже по советским понятиям, семьи. Отец его матери, Шаповалов, был директором Малого театра и потом заместителем министра культуры СССР. Ирина Шаповалова родила Джемаля в 18 лет (6 ноября 1947 года) и очень быстро с мужем развелась. Второй раз она вышла замуж за военного моряка и уехала с ним в Эстонию. Там она стала работать на ипподроме наездницей. В третий раз она вышла замуж за начальника производственного отдела тбилисского ипподрома Амилахвари. Уехала в Тбилиси, затем с мужем вернулась в Москву, работала в Уголке Дурова. Гейдара воспитывали бабушка с дедушкой. В 1965 году, после окончания школы, дедушка помог поступить в один из самых престижных вузов Москвы - Институт восточных языков при МГУ. Во всех биографических справках Гейдар Джемаль пишет, что в 1967 году он вышел из ВЛКСМ и был отчислен из института "в связи с обвинениями в буржуазном национализме". Я попросил бывшего комсорга его курса Владимира Козловского, ныне живущего в Нью-Йорке, уточнить, что именно подразумевается под "буржуазным национализмом". К моему удивлению, г-н Козловский долго смеялся в телефон: "Он был ленивым толстяком, типичным любимчиком бабушки и дедушки. Подтянуться на турнике, видимо, было для него большой проблемой. Два семестра он прогуливал физкультуру, и нас попросили пригласить его на комсомольское собрание. Заведение у нас было закрытое, полувоенное, и физкультура была предметом не менее важным, чем остальные. Дарик пообещал исправиться, но продолжал прогуливать. И нам пришлось его отчислить".

Недоучившегося студента устроили корректором в издательство "Медицина".Там он познакомился с выпускником биологического факультета МГУ Ильей Москвиным. Тот работал в "Медицине" редактором, занимался литературой по психиатрии. Джемаль говорил знакомым, что Москвин "открыл ему новый мир". Кроме психиатрии, Москвин познакомил Джемаля в начале 1968-го с "шизоидным подпольем". Джемаль уже был женат, у него рос сын Юрий. Правда, воспитывали его родители жены Елены.

В то время в "южинском кружке" наиболее популярной фигурой был Евгений Головин, талантливый поэт, переводчик французской поэзии, знаток оккультизма, масонства, алхимии и беспробудный в то время пьяница. Впрочем, к алкоголю и наркотикам в Южинском было особое отношение. "Учитесь плавать, учитесь плавать. Учитесь водку пить из горла... перед вами, как злая прихоть, взорвется знаний трухлявый гриб, учитесь плавать, учитесь прыгать, на перламутре летучих рыб". Эти стихи Головина Александр Дугин цитирует в своей статье "Алкоголь и душа", где пишет: "Вино является табуированным веществом во многих сакральных цивилизациях. С его употреблением традиционно связывают многочисленные ритуалы и обряды. Показательно, что само слово "спирт" происходит от латинского "spiritus", т.е. дух. Каббалисты также связывают вино с внутренними, эзотерическими аспектами. На иврите слова "вино" и "мистерия", "тайна" имеют одинаковое числовое значение, а следовательно, являются синонимами в мистическом смысле. Еще полнее эта тема развита в исламской традиции. Шариат, закон экзотерических, внешних религиозных правил строжайшим образом запрещает мусульманам употребление спиртных напитков, что считается страшным грехом. В полной противоположности к этой строгой позиции находится суфийская традиция, внутренний ислам, где, напротив, всячески славословится винопитие и на разные лады восхваляются достоинства алкоголя. Алкоголем - кстати, само это слово арабского происхождения - суфии, исламские эзотерики, называют свое "тайное учение", "внутреннюю инициатическую доктрину".

Все эти теории люди с Южинского проговаривали в часы похмелья. Запои же длились месяцами и вносили в жизнь странные хитросплетения: жена Джемаля забеременела от Головина, родила дочь и оставила ее в Доме ребенка. С Головиным Елена живет до сего дня в подмосковных Жаворонках и жалуется старым подругам, что он уже лет двадцать не может восстановить потерянный паспорт.

Никто из участников "мистерий Южинского" не смог мне сказать точно, почему эти люди пришли к философии отрицания окружающей действительности как чего-то злого, враждебного, неправильного и фальшивого. Почему стали искать истину в древней мистике, языческих мифах и алхимии. Они расходились и расходятся во мнении, когда именно человечество сбилось с "пути истинного" и что нужно сделать, чтобы вернуться к "Золотому веку". Александр Дугин сейчас с головой ушел в старообрядчество и национализм. Джемаль - в исламский фундаментализм.

ОРИЕНТАЦИЯ - СЕВЕР

В 1997 году в журнале "Волшебная Гора", посвященном тайным оккультным знаниям и эзотеризму, была опубликована "главная метафизическая" работа Гейдара Джемаля "Ориентация - Север". В предисловии к публикации член редакционного совета Алексей Болдырев пишет: "В этом сочинении с предельной отчетливостью артикулирована та важнейшая и вечно актуальная "половина истины", которая с особенной охотой и чаще всего искажается и предается забвению. Ведь давно известно, что гипертрофированная катафаза (главным образом в ареале распространения христианской культуры) заслонила собой и вытеснила мужественное апофатическое начало. искаженное восприятие мистериальных соответствий Бога Невидимого и Бога Живого породило недопустимое миро-любие, за которым скрывается грехо-любие, и угадывается уже девятый вал мутной волны светского не то сатанизма, не то гуманизма".

Отрывки из этой работы публиковались ранее в "самиздате" и "тамиздате"; в альманахе "Мулетта", выходившем в Париже, и альманахе "Аум" в Нью-Йорке. Правда, в тех публикациях после имени автора было приписано: "При участии Игоря Дудинского". - Это исключительно моя мысль, - говорит еще один участник "шизоидного подполья" журналист Игорь Дудинский. В последнее время он известен как идеолог бульварной газеты "Мегаполис-Экспресс", работает главным редактором "Последних Новостей", приложения к "Мегаполису". - Дарик был ленивым человеком, ему было все абсолютно пофигу, писать он не рвался. Идеи носились в воздухе, в застольях, за портвейном. Дарика очень интересовала "идея" Южинского переулка. У меня была идея зафиксировать его метафизическую концепцию. Южинский давал спасение от лжи реальности. Реальность лжива и не то, за что себя выдает. Искать надо за ее пределами. Я долго Дарика уговаривал. Он был наиболее податлив в этой компании. Остальные были или глупые, или неуправляемые. Женя Головин был просто неуправляем, он кирял, бредил и шаманил, сыпал идеями по пьяни. Мы сначала взяли "Цитатник Мао" и стали его перефразировать. Но затем Дарик решил систематизировать труд в исламских традициях, хотя не был тогда чистым исламистом, а скорее гегельянцем и кантианцем. Решили, что будет двадцать четыре главы по 72 стиха. Я ему говорил, что именно нужно сформулировать. А он формулировал. Я говорил, мы с тобой, как Павель и Бержье, когда они писали "Утро магов". В основном писал Павель, а Бержье - вдохновитель. Если бы меня не было, этой книги точно бы не было. Я его заставлял писать, он много пьянствовал тогда. Писали мы в Переделкино. За год написали. - А на что жили? - Дарик иконами фарцевал. У меня жена Ольга хорошо зарабатывала, она была администратором гостиницы, приносила какие-то бабки каждый день. - А Джемаль тогда был женат? - Нет, у него была любовница. Лесбийская подруга Дебрянской Катя. Она жила и с Дебрянской, и с Дариком. Через несколько лет Евгения Дебрянская стала женой Дугина, родила ему сына Артура. Затем иное начало возобладало, и она возглавила лесбийское движение Москвы. Недавно выпустила сверхоткровенную книгу прозы, начинающуюся словами: "Трудно ли быть лесбиянкой? А каково быть самим собой?" Называется книга "Учитесь плавать", послесловие написал Евгений Головин. Александр Дугин появился в компании примерно через год после окончания "Ориентации - Север". По словам Дудинского, "он очень влюбился в Головина и начал увлекаться эзотеризмом". - Я, - продолжает Дудинский, - получил квартиру на улице Кедрова, и в 1983 году мы все переехали сюда, все лето жили здесь беспролазно. Я, Дугин, Головин. Была пьянка такая жуткая. Дико пили, страшно. Ну, естественно, наркотики... Головин тогда сошелся с Катькой, поскольку Дарик уехал в Душанбе. Когда Дарик вернулся, Дугин завязал пить, полечился от наркоты, и они с Дариком решили заняться политикой, пошли в "Память". ?? мы расстались. "ПАМЯТЬ" И ДРУГИЕ В неопубликованном интервью журналисту Алексею Челнокову Джемаль утверждал, что его вступление в националистическую организацию Дмитрия Васильева было согласовано с Исламской партией возрождения Таджикистана, членом которой он к тому времени стал. Он изучал формы оппозиции. Как бы там ни было, но в 1988-1989 годах Джемаль и Дугин были членами центрального совета "Памяти". Дружили с Александром Баркашовым. В том же интервью Джемаль говорит о причине разочарования в "Памяти": у русских правых все идет в ход: национал-большевизм, крайние левые, традиционализм, крайнее язычество. Они совершенно дезориентированы. В другом интервью причины названы несколько иные: "Меня разоблачили и изгнали, обвинив вдогонку в "перехвате идеологического влияния".

В 1990 году Джемаль принимал самое активное участие в учредительном съезде партии фундаменталистского толка - Всесоюзной Исламской партии возрождения, проходившем в Астрахани. Был избран в Координационный совет, курировал идеологические и организационные вопросы. В это время он довольно активно публикует свои статьи в различных журналах. В 1989 году в журнале "Гиперборея" появилась работа "Ислам и правая". Главная ее идея: ислам предлагает наиболее радикальный способ борьбы с современным миром, впавшим в грех и разврат потребительства, стяжательства и идолопоклонства. "Пролетариат - это арьергард воинствующего имманентизма, "очищающий" человеческое пространство перед тем, как в него ворвутся орды инфернального мира. Его пресловутая "историческая миссия" есть просто устранение последних преград на пути Гогов и Магогов... Правая основывает свой нонкомформизм на солидарности со смертью в ее экзистенциальной проекции; нонконформистский ислам сосредоточен на непостижимо отчетливой точке смерти метафизической". В более доступных журналах и газетах он указывает адрес мирового зла - США и сионизм. В это же время Джемаль начинает активно ездить по Ближнему и Среднему Востоку. По его словам, он пользуется покровительством преемника аятоллы Хомейни имама Хаменеи и даже становится представителем Всемирной ассамблеи людей Дома Пророка. Летом 1992-го он совершил хадж - паломничество к исламским святыням в Саудовской Аравии.

"ИCЛАМСКИЙ КОМИТЕТ"

В начале 1995 года Джемаль объявил о создании движения "Исламский комитет". Вот что рассказывал Джемаль о задачах этого комитета в интервью азербайджанской газете "Айна-Зеркало": "- В 1993 году я был участником Хартумской конференции. Там, пользуясь поддержкой группы интеллектуалов, я предложил создать исламский координационный центр, который бы занялся разработкой серьезных политических проектов и их реализацией. Сверхзадачей этой структуры было бы сохранение ислама как единого цивилизационного целого. В качестве кандидатуры страны, где подобный центр развернул бы свою работу, я предложил Россию, которая перестала выполнять роль противовеса Западу и превратилась в источник исламофобских настроений. Духовный лидер суданских мусульман Тураби и другие поддержали эту идею... Кто даст России идеологию, которая возродит страну? Ее носителем являются мусульмане. Так было в 1917 году, когда антисемитская мужицкая Россия увидела выход из тупика в евреях-комиссарах. Теперь пришла очередь мусульман. - Что конкретно вы собираетесь делать? - В наших ближайших планах провести в Думу до 40 мусульман и добиться образования мусульманской фракции. <...> - Какого течения ислама вы придерживаетесь? - Я исповедую идеологию реального, подлинного ислама, ислама саххабов Пророка, а это не клерикальное направление, это ислам боевой, чисто политический. Это вера, которая спасает душу в той мере, в какой человек жертвует собой. Я за ислам тех, кто готов пролить свою кровь за Аллаха. Мусульманам нужна идеология, которая объединит суннитов, шиитов, ваххабитов и др. Мы - носители миссии Аллаха в истории, которая перешла к нам от евреев и первохристиан. <...> - В последнее время участились публикации об активизации на Северном Кавказе деятельности террористов. Утверждают, что они действуют под патронажем международной организации "Братья мусульмане". Цель - создание единого исламского государства от Каспия до Черного моря. Контактирует ли РИК с подобными структурами? - Я не считаю подобные организации террористическими, и то, что пишут российские СМ??, нельзя принимать за чистую монету. Я лично знаком с центральными фигурами в среде чеченских полевых командиров, которым налепили ярлыки террористов. Это глубоко верующие, идейные люди, которые защищают право Кавказа на существование". МУЭДЗИН НА ТЕЛЕБАШНЕ В 1992 году Гейдар Джемаль вел на канале "Останкино" исламский раздел религиозной программы "Ныне". В интервью Алексею Челнокову он отметил: "О чем хотел, я говорил прямо... Такая страна: нельзя даже подумать, что подобная передача могла существовать на западном или американском телевидении". Работа в программе помогла сблизиться с официальными духовными лидерами российских мусульман. В частности, с Верховным муфтием мусульман России Талгатом Таджуддином. По его протекции Джемаль даже получил офис для своей организации. Но вскоре активное стремление Джемаля политизировать ислам насторожило, и поддержка прекратилась. Джемаль этого не простил. В недавнем интервью журналу "Человек" он говорит: "В исламе нет клерикального аппарата. Тот, что существует сейчас де-факто, - муллы, духовные управления и т.п., не легитимен, у него нет легитимной базы". В 1995 году Джемаль предпринял первую попытку пройти в Госдуму. В начале избирательной кампании он вошел в список блока "Союз труда", который возглавляли лидер Федерации независимых профсоюзов России Михаил Шмаков и глава Российского союза промышленников и предпринимателей Аркадий Вольский. Сначала его включили в центральный список. Затем понизили до первого номера в списке региональном по Адыгее, Ингушетии и Чечне. Джемаль отказался. Пытался оперативно, на основе двух карликовых партий - Партии Конституционных демократов (ПКД) и Российской буржуазно-демократической (РБДП) - создать избирательный блок "Восточный союз России". Центризбирком не зарегистрировал блок из-за того, что кадеты не соблюли необходимых формальностей. В 1996-м, уже в период выборов президента, Джемаль предпринял еще одну попытку прорваться в большую политику. Исламский комитет вошел в состав так называемого Союза национальных и патриотических организаций, который призывал поддерживать Александра Лебедя. Некоторое время Джемаль говорил, что консультирует генерала по вопросам ислама. Но что-то не сложилось, и в интервью "Общей газете" Джемаль заявил: "Лебедь для нас - чужой, к тому же грубый шовинист, и поддержки мусульман он не получит". В перерывах между этими выборами Джемаль шокировал журналистов на презентации журнала Русского национального союза "Нация", заявив: "Месть - это законное действие, единственное, что гарантирует нам сохранение достоинства, жизни и имущества. Басаев, захвативший заложников в Буденновске, действовал совершенно адекватно". В 1998-м Джемаль сблизился со скандально известным дагестанским депутатом Надиром Хачилаевым. Когда в прессе появились сообщения о готовящемся в одном из издательств Санкт-Петербурга переводе книги "Сатанинские стихи" Салмана Рушди, Джемаль и Хачилаев провели совместную пресс-конференцию и открыто угрожали издателю расправой. Своего нового соратника Джемаль называл "человеком, образцовым по своему моральному и качественному облику". И вот теперь он с Илюхиным и Макашовым хочет повести Россию "в борьбе против США на стороне исламского мира". Борьба, судя по всему, предполагается нешуточная. Как писал Джемаль в "НГ-религиях", "в центре исламского послания стоит Смерть как принципиальный знак Бога, как точка отсчета и как некая фундаментальная суперценностная модель".

МИФ ДЖЕМАЛЬ

У него дома нет ни одной рюмки. Картины раздарил алкоголикам, на стенах - изречения из Корана на арабском. Последняя жена Галя теперь зовется Гюлей, она приняла ислам. Несколько месяцев назад родилась дочь. Сын Юрий попробовал писать заметки в "Мегаполис-Экспресс", вроде не понравилось.

Один из старинных знакомых Джемаля, переводчик Юрий Стефанов как-то написал в одном малотиражном журнале: "Джемаль тоже стал мифом. Я не видел его по телевизору, знаю его только живого. Если относиться критически, то, конечно, претензии его на политическую игру не оправданны; он не политик, он философ в том смысле, в каком философом был Ницше; ну и поэт... Я не читал его "Ориентацию - Север", но повторяю, что Дарик из тех людей, которые гораздо больше меня; хотя, конечно, политик он никакой; и - как бы это сказать по-русски - любит показать себя, чтобы втоптать в грязь другого... Азер Алиев (известный филолог-арабист, получивший богословское образование в каирском университете ал-Азхар и в иранском медресе Ходжатийа в Куме. - Г.Н.), приезжая ко мне, говорил: "Какой Дарик мусульманин? Ездил в Каир, ездил в Судан, а там ему говорили: "Вот ткрой Коран, прочти фразу. Не можешь". Дарик не может, но от этого он не меньшая личность, я тоже не могу читать Веды по-санскритски, которые знаю от слова до слова, как все мы знаем. По-моему, он большой человек, но занявшийся не тем делом". "

Источник: Совершенно Секретно
.

 


Библиотека не разделяет мнения авторов