Сайт anticompromat.org не обновляется со дня смерти его создателя Владимира Прибыловского - 11.01.2016г.

     

 Антикомпромат 

Sic et Non Sic (Абеляр)

На главную страницу ] 

Публичная интернет-библиотека Владимира Прибыловского 

На главную

Версии contra


Версии pro

ДПНИ о себе

Справочные материалы
ДПНИ братьев Поткиных
ДПНИ Канурина
ДПНИ Д.Зубова
Руссвоет Ю.Горского
Белов
Басманов
сайт ДПНИ(п)

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

 

Владимир БАСМАНОВ

«Разделить и уничтожить»
КОГДА ПОД МАСКОЙ БОЙЦА СОПРОТИВЛЕНИЯ – ФСБШНЫЙ ПОГОН

Часть 1-я
«Давайте что-нибудь взорвем»

Первая серьезная попытка уничтожить ДПНИ через раскол была предпринята во второй половине 2006 года. Во главе ее стояли проникшие в руководящие органы Движения Александр Миронов (он же Симбур, он же Шолох, он же Сокол, он же Капитан282, и множество других псевдонимов), промышлявший мошенничеством с автомобилями (псевдостраховки) и гражданин Украины Антон Мухачев (известный как Флай).

Миронов был несколько ранее введен в Центральный Совет Движения вместо уехавшего временно из Москвы соратника, заместителем которого Миронов был в структуре организации, а его друг - Мухачев стал кандидатом в ЦС, с правом посещения совещаний, после моего вынужденного временного ухода в подполье и выезда из Москвы (в связи с попыткой ФСБ Карелии задержать меня, как организатора народных волнений в Кондопоге).

Для краткости приведу хронологию действий и разоблачения этих лиц:

            Лето 2006 г.

            На одном из совещаний ЦС я информирую Центральный Совет о том, что офицеры ФСБ России из Управления по борьбе с терроризмом и политическим экстремизмом пытаются активизировать вербовочную работу в рядах Движения. Под прикрытием первоначальных бесед «давайте вместе бороться с мигрантами, мы из отдела который занят этими вопросами» происходит дальнейшая вербовка и склонение к сотрудничеству в ущерб Движению. Прошу соратников ЦС сменить каналы связи, усилить безопасность почты и внутренней информации. Обращаю внимание соратников на то, что за организацию плотно взялись, и прошу максимально усилить бдительность, предупреждаю, о необходимости сразу информировать ЦС, если такие попытки будут замечены. В течении недели мне становиться известно, что мое выступление не осталось без внимания в ФСБ. Канал утечки информации мне еще не ясен. На всех совещаниях ЦС присутствует Миронов.

            Август 2006 г.

            Полевой летний лагерь ДПНИ. Соратники ЦС, присутствующие на сборах должны были подготовить текст выступлений и заранее согласовать. Все так и поступили. Кроме Миронова. Он никому заранее не показал свои тезисы. Смысл его речи перед большой группой соратников свелся к тому, что: «мы должны сформировать 3000 террористических групп по 3-4 человек в каждой в течении года-двух, и начал взрывать и убивать чиновников, сотрудников органов, мигрантов, такой наш план и мы в ближайшее время должны приступить к его исполнению». Сказать, что все присутствующие были в шоке, не сказать ничего. Я слушал и понимал, что среди присутствующих наверняка были информаторы спецслужб, информация о том, что ДПНИ «готовит теракты» явно уйдет куда следует с определенными последствиями. Что это? Глупость? На дурака Миронов не похож. После выступления я провел с ним долгий разговор, не желая верить в худшее, подумал на временное помутнение сознания. Но это был первый звонок.

            Сентябрь-Октябрь 2007 г.

            В первые дни сентября, в разгар событий в Кондопоге, у меня дома раздается звонок: «Вы такой-то такой-то? ФСБ России, майор такой-то. Мы считаем, что вы имеете прямое отношение к организации беспорядков в Кондопоге. Мы за вами заедем в ближайший час, или завтра вы сами прибудете по такому-то адресу?». Прибывать по адресу у меня не было никакого желания. Несколько звонков соратникам – «прошу срочно собраться на встречу», жене – «дорогая, я ухожу из дома, буду когда-нибудь в будущем», легкая сумка на плече, и домой я вернулся только через три месяца. На встрече с соратниками ЦС я отдал последние указания, обсудил способы связи, назначил исполняющего обязанности Координатора ДПНИ Ермолаева Владимира, оставил вместо себя на руководстве ДПНИ-Москва Алексея Михайлова, а Мухачеву разрешил присутствовать на совещаниях ЦС, как кандидату. Как мне потом стало известно, сотрудники ФСБ искали меня потом в деревнях и дачах моих родственников, нужен им был «виновный в народных волнениях». Но их поиски успехом не увенчались. Издалека мне удавалась частично координировать некоторые вопросы деятельности организации, включая инициативу по созданию Национального союза студентов, отдельные вопросы пропаганды Русского марша и т.д. Но воспользовавшись моим отсутствием, кроты приступили к действиям.

            Ноябрь 2006

            «Русский марш надо отменить, внутренние войска начнут стрелять по участникам, а нас всех посадят надолго, у меня есть контакты в ФСБ» - такие письма начали получать от Миронова соратники ЦС за неделю-две до Русского марша. «Согласен, это хорошее решение, то что будет все гибельно, мне подтверждают мои источники в МВД» - писал Мухачев. «Вы сошли с ума что-ли? Мы всех призвали придти, а сами не придем? Это же будет последний день ДПНИ! Пусть лучше посадят или расстреляют – чем такое» - шли ему ответы других соратников. Все это было на фоне начавшейся во всем информационном пространстве тотальной (сотни или даже тысячи статей!) самой гнусной и клеветнической пропаганды против ДПНИ. За полсуток до Русского марша в Интернете появляется странное письмо с таким содержанием: «Руководство ДПНИ жестоко обидело члена ЦС ДПНИ Миронова, не дав ему денег на личные нужды, бросив его в тяжелую минуту, нет доверия этой организации, не ходите на Русский марш». Потом уже стало известно что автор пасквиля – сам Миронов. За пару дней до Марша он разослал SMS своей группе с приказом не ходить на Русский марш, это было единственное подразделение, которые не приняло в нем участие. После чего просто скрылся в неизвестном направлении.  «Русский марш» все-таки состоялся. Миронов объявился через месяц, «покаялся» за неадекватное поведение, и был прощен добрым ЦС ДПНИ, его освободили от руководства подразделением, но оставили в резерве ЦС. И зря.

            Декабрь-Январь 2006

            Еще в конце октября, в Москве, на совещании в УБОПе была запланирована кампания по дискредитации руководства Движения. На совещании присутствовали сотрудники МВД уровня полковников и выше из различных подразделений МВД, Центрального аппарата, а также из ФСБ. В декабре информацонные атаки развернулись во всю. При этом я понимал, что что-то происходит и внутри организации, что приходят сигналы о подрывной деятельности изнутри, но отсутствия в Москве, не мог точно определить, откуда исходят угрозы. Все выяснилось в конце декабря. В Интернете появились ряд материалов, направленных на дискредитацию Движения, мне стало известно, что их автор – Миронов. Но не было точных доказательств. И вот мне приходит письмо из региона, где соратник спрашивает: «что там у вас в Москве происходит?» и дает ссылку на закрытое жж-сообществено неких адептов идеи «норны». Там десятки страниц текста, и среди них, помимо всего прочего, идет информация в виде: «наши люди проникли в руководство ДПНИ, мы хотели захватить эту организацию и взять под контроль, но не удалось, поэтому надо ее уничтожить через дискредитацию их идей и лидеров. Каждый кто в сообществе должен ежедневно распространять по 10-20 сообщений в Интернете, направленных на подрыв ДПНИ, тем самым доказав верность нашим идеям». Мне все стало ясно, вспомнил разговоры Миронова и Мухачева, летный лагерь, странное поведение перед РМ, и все остальное. Но в текстах не было конкретных фамилий. В этой ситуации, я выслал всем соратникам ЦС письмо следующего содержания: «В ДПНИ действует подрывная группа, цель которой развал и дискредитация Движения, в связи с этим созываю экстренный Центральный Совет тогда-то во столько-то, доказательства действий данных лиц вы получится по емейлу за два часа до совещания». И мое письмо подействовал. Провокаторы себя проявили сами. В ту же ночь, не дожидаясь разоблачения на Совете, в Интернете было распространены заявления Миронова и Мухачева о том, что «ДПНИ такая сякая организация, там одни гады и ведет людей она не туда, мы уходим и создаем что-то свое». В итоге создали секту под названием «Северное братство», сайт аля Кавказцентр, призывающий убивать и взрывать всех и вся, при этом авторы его прекрасно известны спецслужбам РФ, проживают в Москве и ведут свою «работу» совершенно спокойно. Так завершилась эпопея этой группы в нашем Движении. Затем в течении еще полугода они, действуя параллельно с провокаторами из НСО, а также с СМИ, аффилированными с Администрацией Президента и ФЭПом, распространили ТЫСЯЧИ подметных сообщений в Интернете, написали клеветнических СОТНИ статей, пытаясь нанести информационный ущерб нашей организации, дискредитировав ее любыми способами.

            Организацию развалить им не удалось. Из Движения вместе с ними ликвидировались лишь 5-7 человек. На безумные идеи и призывы этой компании мало кто повелся. Но сам Миронов писал: «Мы оставили в ДПНИ ряд своих людей, в будущем они пригодятся, и еще сыграют свою роль».

            Я тогда не знал причины, которые толкнули Миронова на его деятельность. Сошел с ума или еще что? Он занимался махинациями с страховками на машины, может здесь его подловили, у него семья, дети, могли сказать – или сядешь надолго или будешь работать на органы? Ответ мне стал понятен несколько позже.

Источник: ЖЖ-дневник В.Басманова, 28 мая 2008

==============

Часть 2-я
«Пауки - ЖЖужалки»

Следующими лицами, которые прославились на ниве «войны с ДПНИ», были два гражданина: журналист-графоман Барановский Алексей и гражданка Украины Касьяненко Ольга, потомок киргизских ханов.

            В конце 2006, начале января 2007 года в ДПНИ-ТВ пришла девушка, которую звали Оля Касьяненко, по кличке Матильда. Официально вступила в организацию и начала свое восхождение к известности, через мелькание в роликах ДПНИ-ТВ.

            В это время в организации трудился Леша Барановский, нервический, но способный молодой человек. Так получилось, не без особого устремления Матильды, что влюбился он в данную особу сильно-сильно, несмотря на ее киргизские корни. Обоих еще объединяла страсть к писанию в livejournal.com (жж), где они стали работать на пару.

            Первый раз я заподозрил неладное, когда мне сообщили, что Матильда до ДПНИ имела какое-то отношение к Фонду эффективной политики Павловского, структуре, которая обслуживает информационные интересны Администрации Президента, работает с пиар-агентствами, нанятыми для организации клеветы и очернения неугодных власти общественных и политических сил. Не прошло и нескольких месяцев, как стали происходить специфические вещи. Появились несколько статей в ее журнале, которые прямо были направлены на дискредитацию ДПНИ, но мало ли – вдруг помутнение нашло просто, люди разные бывают.

            Однажды Леша Барановский пропал. Никто из соратников не может его найти, ни дома, ни среди друзей. Все весьма переживали. Где он провел неделю – так и не стало известно. Потом выяснилось, что Матильда так довела беднягу своими чувствами, что он решил сброситься с моста и умереть. Но решил позвонить своему прямому руководителю Белову перед кончиной. Тому с превеликим трудном удалось убедить его это не делать. Так была спасена его метущаяся душонка. А зря, как потом выяснилось. Тогда же надо было обратить внимание на то, что будучи несколько лет помощником депутата Гос. Думы Николая Курьяновича – как только от него ушел, тут же вылил тонны грязи на своего благодетеля, который собственно и дал Барановскому путевку в жизнь.

            Т.к. несколько лет до этих событий он прожил в подвале (в прямом смысле слова), то психика его сильно расшаталась. Закончилось его пребывание в ДПНИ странным образом. Еще с 2006 года он прислал на емейл Центрального совета списки лиц, которых надо исключить из ДПНИ, потому что они так или иначе якобы обидели Лешу, где-то что-то сказали, что он воспринял на свой счет. Писал и писал. К маю 2007 года был прислан самый объемный список и ультиматум Центральному Совету: «или вы их всех выгоняете, или я уйду от вас». Понятно, что идти на поводу, пусть у активного, но странного молодого человека, в таких вопросах – было бы неправильно. И в конце апреля Барановский прислает последнее письма: «мне надоело что вы не исключаете из ДПНИ тех, на кого я вам указываю, поэтому я ухожу!».  Через  9 дней после этого письма, участник ДПНИ О. Касьяненко «по собственной инициативе» при информационной поддержке друзей, таких персонажей «живого журнала» как neirolog и roman_n принимает участие в разрушении памятника на Соколе, Интернет, националистические форумы наполняются сотнями сообщений: «ДПНИшники разрушили памятник националистам, памятник белым воинам, антикоммунистам! ДПНИ перешло в лагерь антифа!», все это на фоне продолжения начатой еще в конце 2006 года информационной кампании по дискредитации Движения в глазах обывателей через прокремлевские СМИ, связанные с ФЭПом (было даже создано и ежедневено поддерживалось несколько антиДПНИшных сайтов, дошли и до организации аля ДПНИ за Путина – картонного движения «Местные») , и через нсо-норну внутри правого сообщества.

            Потом в ЦС пришло письмо Барановского: «Если уберете из ДПНИ Матильду, я объявлю вам войну!». Годы жизни в подвале дали о себе знать. В июне Оля публикует статью, смысл который заключается в попытке смешать Движения с грязью. Комитет внутренних расследований ДПНИ исключает Матильду из ДПНИ.

            Следует серия статей в желтой прессе, распространяются писульки Барановского. Два этих человека пытаются снова посеять вокруг ДПНИ информационный мусор постоянных мелканий заголовков: «ДПНИ снова всех предало», «Как известно Белов гдето чтото украл» и т.д.

            В ДПНИ приходят много людей и исключаются много людей. Зачем вспоминать про этих персонажей, попытки раскола не было, просто срань какая-то. А не все так просто.

            После ухода из ДПНИ Матильда оказалась на зарплате в секретарях у некоего neirologa , друга romana_n . Организаторов московского отделения Фонда город без наркотиков. Все бы ничего. Да только люди, имели ранее какое-то отношение к ФЭПу Павловского (по крайней мере писали друг другу: «а, его я знаю, помнишь с ним в ФЭПе бухали», состоят в «Красном блицкриге» (из членов которого наиболее известен сотрудник Павловского некий Тарлит), фонд московский эти товарищи учинил не сами по себе, а по подсказке ФСБ. И не просто по подсказке.

            Как это все связано с ДПНИ? Ну мало ли там фонд какой-то, Матильда какая-то. Мозаика сложилась случайно. Летом 2007 мне удалось выявить офицера из Управления по борьбе с терроризмом и политическим экстремизмом, который координирует работу агентуры в ДПНИ и возможно в ряде других правых организациях. Выяснить ряд печальных и смешных подробностей. Вроде того, что сотрудники ФСБ тренируют ряд правых «ультра-мега-террористов», обучают минно-взрывному делу, захвату зданий. Понятно, что тренеруемые «боевые скинхеды» и понятия не имеют, кто их тренера на самом деле.

            Так вот, увидев в лицо этого человека, я был поражен. Именно этого товарища приводил в 2005-2006 годах Миронов (о котором было изложено выше) на собрания ДПНИ, на акции, и представлял его: «мой друг, ветеран Чечни, военный».

            Причем тут Матильда и Фонд? А то, что как выяснилось neirolog и roman_n имеют общение с данным «военным» самое плотное и тесное, почти «дружат». И эти товарищи из новоявленного Фонда действовали заодно с Матильдой по памятнику на Соколе, а затем взяли ее к себе, после порции серии ее статей «о гадком ДПНИ».

            Здесь следует вспомнить, тот факт, что летом 2005 года, меня допрашивали сотрудники ФСБ на предмет «признавайся, какие связи у ДПНИ с Фондом город без наркотиков, с этими криминальным Ройзманом, которого давно убить пора», из чего было ясно, что мифическое сотрудничество националистов с уралмашевскими людьми было воспринято в ФСБ РФ, как очень потенциально опасный симптом, который лучше их никак не допустить. Никаких связей до допроса не было, но после него, я понял, что надо поскорее бы их установить, раз охранители РФ так бояться таких контактов.

            Буквально на днях выяснилось, что указанный neirolog наркоман. Человек, которого в 2007 г. подослали в Екатеринбург, получить у местных разрешение на открытие фонда по борьбе с наркотиками, и почти год «руководил» Фондом в Москве – оказался наркотом. Причина зачем все это было нужно, думаю была одна, попытка силами ведомых наемных и зависимых персонажей занять поле борьбы с наркоторговлей, чтобы не допустить на это поле националистов. Так как опыт Екатеринбурга показывает, что местный Фонд оказался в регионе популярнее всех партий вместе взятых. Чтобы не дай Бог такое же не вздумалось повторить в Москве националистам, или вообще кому-либо из оппозиции, инспирировано было создание псевдоФонда, под кураторством компетентных товарищей.

            Офицер ФСБ, который отвечал за вербовку агентуры в ДПНИ, таким образом курировал и компанию «мега-расистов» Миронова и шайку левых «Блицкрига». Это не значит, что бедный член этого «Красного» Морозов или сумасшедшие рядовые адепты секты Миронова – были какими-то сознательными подонками, нет, но всех их пользовали в темную сотрудники, призванные «защищать конституционный строй».

Источник: ЖЖ-дневник В.Басманова, 28 мая 2008

=============

Часть 3-я
«Анархические пескари» в сетях у рыбаков

В 2008 году организация снова столкнулась с попытками расколоть Движение изнутри. Чтобы представлять себе, как и что происходило в последний год в Московском отделении приведу краткий обзор основных моментов.

Летом 2007 года, я, по решению Центрального Совета, снова принял руководство Московской региональной организацией ДПНИ. Связано это было с серьезным расстройством дел в этом отделении. Приняв дела, первым делом я начал ревизию. Выяснилось, что организация находиться в полуразложившимся состоянии. Причины этого можно изложить в отдельной статье. Разложение действует как гангрена, если не вырезать, то будет продолжать отравлять организм.

Я тогда не до конца это понимал, окунувшись сразу в организацию мероприятий Движения (которых в Москве не было чуть ли с начала года, не связанных с "Великой Россией", а именно Движения, а те что были - делали соратники не из территориального московского отделения), наведении элементарного порядка. После первичной поверхностной ревизии стало ясно - без изменений не обойтись, изменений кардинальных, затрагивающих организационные основы, заложенные еще тогда, когда все Московское отделение насчитывало не более 20 человек.

Общие соображения по реформе вынес на обсуждение в Центральный Совет, главная суть которых заключалась в том, что в Движение вступают тысячи людей, и без реорганизации на иных началах - невозможно их принять и присоединить к тем или иным делам в рамках общего дела. Что уже из-за несовершенства организационного устройства, расхлябанности и "тусовочного", "абы-как" подхода Движение потеряло многих из них. Потом была подготовка Русского марша, обыски и преследования, автоматы спецназа приставленные к голове, ликвидация офисов Движения в городе, задержания и аресты соратников, перед сами маршем неделю мне пришлось жить буквально в лесу около города,

после Марша в ноябре 2007 года, я собрав с соратников в Москве и регионах предложения по переустройству Движения на основе малых групп, и заручившись согласием Центрального Совета, приступил к началу реформы. Пока только в Московском регионе и тех регионов, где нет сильных отделений ДПНИ, чтобы на практике опробовать новое устройство организации, изучить первичный опыт.

Тогда же, осенью 2007 года, я подготовил черновик устава Движения, но считал, что нужно сначало в ряде регионов опробовать новый вид устройства, чтобы затем уже выходить с уставом. К сожалению, я жестоко ошибался в данном вопросе, устав нужно было обсуждать и принимать тогда же. К концу 2007 года необходимость реформы встала особенно остро.

По численности организации мы превышали все русские организации Москвы вместе взятые, но эффективность и дееспособность никак не коррелировались с численность. Т.е. взять обычную правую организацию. Наша численность в 30 раз больше, а эффективность и дееспособность раза в 3-4 только. Налицо дефект в структуре и взаимодействии. Пришел к окончательным выводам, при старых подходах и структуре мы достигли максимума возможного, дальше уже начинается сизифов труд, когда тратятся энергия и силы и время, а в итоге - тоже самое, что и было. В таком режиме долго не протянут даже закоренелые фанатики вроде меня, не говоря уже про более прагматичных людей. К концу декабря 2007 перестал передавать нововступающих в округа (сектора), потому, как это было уже бесполезно, люди там терялись и забывались, один руководитель такой структуры, имея по списку 50-200 человек, реально работал с 10-20, на остальных просто не было времени и сил, и люди пропадали сотнями и сотнями в никуда.

Мы стали походить на большого и внешне сильного человека, который не имеет физических сил, и которому трудно ходить, потому что у него работают лишь малая толика мышц.

С этим пора было заканчивать. Начать с реорганизации округов, затем ревизия по тем соратникам, кто почему-либо не попал в новые структуры, малые группы - очаги. Отсеять мертвые души и всех тех, кто не готов ничего делать, а только числится, отвлекая на себя внимание. Выявить потенциальных руководителей всеми способами, создать корпус, пусть поначалу не такой большой, новых лидеров, т.к. численность тех, кто есть, совсем уж мала для дальнейшего роста. Использовать для рывка вперед, перехода на новый этап развития весь накопленый опыт как мой личный (до ДПНИ я 8 лет был руководителем среднего звена в одной ультра-правой военизированной организации, и почти 6 лет в Движении с момента основания 10 июля 2002 года, когда создал сайт Движения и собрал первый коллектив) и всех других разбирающихся в вопросе соратников (а ДПНИ отличалось всегда тем, что количество креативных и талантливых людей у нас весьма велико).

При планировании реорганизации также использовался опыт успешных организаций зарубежных стран, для чего даже пришлось организовать перевод ряда редких книг по данной теме на русский язык.

Был взят курс на малочисленные структуры, большое число природных способных лидеров, избираемость руководителей (чтобы бездельники не оказывались волей случая на ответственных должностях).

20 декабря, имея на руках мнение ЦС о реорганизации на малые группы, предложения соратников по обустройству организации, на общегородском московском собрании, в присутствии большинства руководящих соратников, мной было объявлено о переходе от огромных окружных структур с назначаемыми руководителями к первичным отделениям (очагам), с избираемыми снизу координаторами. Был дан срок всем руководителям секторов (округов), которых я назначил в свое время на эти должности, преобразовать вверенные им структуры в очаги, содействовать проведению выборы координаторов, что и было сделано в срок до 1 февраля 2008 года. После чего сектора (округа), инициированные ранее мной по старой схеме организации, перестали существовать, московский совет, куда входили их руководители соответственно также.

Февраль, март был мной посвящен встречам с утра до вечера встречам с огромным количеством рядовых соратников или нововступившими для обсуждения инициатив по созданию очагов. Т.к. мало кто готов к организаторской работе (к сожалению, после 10-20 встреч находился лишь 1 человек, который вероятно был к этому готов, и 3 из 5 действительно приступали к организаторской деятельности). До конца мая 2008 года все кто состоит в ДПНИ-Москва должны были или сами создать свои первичные отделения или войти в любые другие по желанию, предусмотрены очаги функциональные и профессиональные. Так в принципе и есть сейчас, работа эта практически завершена. Трудоемко и времязатратно, но нисколько не сожалею, это стоило того.

Из аморфной массы "абы-как" сейчас вырастает действительно настоящая организация, появляется много новых лидеров, проявляются полезные качества активистов. Это фундамент общего дела. Крепкий фундамент - залог крепости и силы. В первичные отделения организаторы записывали только тех, кто: а) готов письменно подтвердить свое желание быть соратником ДПНИ (для ревизии состава, отсева мертвых душ, проверки новых контактных координат - старые устарели, выявления новых появившихся возможностей соратников - нужных для Движения) б) вносить ежемесячные взносы (организация должна опираться только на свои возможности - в этом залог независимости, уровень собираемости взносов, которые собирались всегда, к концу 2007 года в Москве составлял не более 5%, и не потому что соратникам жалко было денег для общего дела, а потому что никто их и не собирал, что было естественно, т.к. сложно собрать одному руководителю среднего звена какие-либо взносы с 100 полумифических человек) в) минимально участвовать в деятельность (толпам бездельников нечего делать в организации и позорить высокое звание соратника русского сопротивления).

В январе-феврале 2008 г. одновременно была проведена кампания по выборам в депутаты муниципальных собраний. 2 марта мной организовано наблюдение на большинстве участков. Один из наших кандидатов прошел. Остальные получили опыт. Правая волна прокатилась по городу - что уже хорошо, особенно в зимнее затишье общественной деятельности. Опыт Москвы без указаний сверху переняли несколько региональных отделений, по регионам самовозникло до 20 отдельных очагов, в дополнение к действующим отделениям.

К концу марта на территории города действовало и организовывалось уже около 30 первичных отделений. В целом дела в Москве таковы, что из национальных организаций, по уровню организованности и дееспособности мы приближаемся к уровню РНЕ (где правда не было инициативы) на пике своего развития (в Москве), при этом превосходя эту организацию по некоторым другим важным моментам.

Но окончательно реорганизация должна быть закончена к июню. После чего путем выборов, на базе первичных отделений, снизу сформированы местные организации, а затем региональные руководящие структуры.

И в этот момент (конкретно в начале апреля) в Москве появляется группа людей из 15 человек, один из ее руководителей является личным другом Мухачева (подельник Миронова по попытке раскола ДПНИ в 2006, "Северное братство"), а второй поддерживает плотные контакты с Барановским ("Красный блицкриг", о нем см. выше), которая снова ставит организацию в ситуацию раскола, уже под предлогом "не допустим реорганизации ДПНИ, давайте оставим все, как было раньше!". Но это лишь предлог, под который подводится множество обоснований, но мотивация у организаторов далека от интересов всей организации.

Состав группы удалось набрать на основе бесед в стиле: "Басманов требует отчетов о проделанной работе и о личном составе, новобранцах ежемесячно, а вам же все это тяжело, да и вообще, сейчас очагов будет много - их руководители будут на вашем уровне, вы потеряетесь среди них, а потом еще неизвестно, может он вас вообще задвинет - как сделал с вашими полномочиями по округу, давайте с вместе с нами попробуем убрать Басманова".
Из всего Движения в нее оказались вовлечены 4 из 9 бывших руководителей окружных организаций, 2 члена Центрального совета, несколько членов центра общественных связей и 10-15 рядовых участников (в т.ч. "друзья" оставленные в ДПНИ в свое время Мироновым).

Общий состав попавших в орбиту группы соратников, хотя и не превысил минимальное число, но учитывая наличие в ее составе 2 членов Центрального совета и широкую агитацию в Интернете совместно с враждебными ДПНИ группами (тут же подключились в помощь провокаторы Миронов и Барановский) - определенная угроза снова нависла надо организацией. Многие люди из регионов, черпая информацию из Интернета, могут сделать неверные выводы из реальной ситуации. В те же дни представителями этой группы захватывается ящик ДПНИ-Москва и меняется пароль, о чем я узнал после долгих попыток зайти на него.

Я созываю Центральный Совет чтобы разобраться в ситуации, т.к. понимаю что какие-либо расколы - это то что нужно нашим врагам, они только этого и ждут. На него прибывает представитель самособравшейся группы с бумажкой в руках и рассказывает, что так и так, собрался значит бывший московский совет (руководители секторов, которых я назначал в свое время) и вообще все активисты московской организации, учинили отстранение Басманова и провозглашение другого человека руководителем ДПНИ-Москва. Полная тишина. Кто-то из соратников задает вопрос: "Это раскол?", следующий вопрос: "Если ЦС примет решение, которые не устроит вашу группу, вы признаете это решение ЦС", "Я думаю что наверное не признают" - отвечает представитель.

Тут вступаю в диалог я, и требую объяснений, кто дал право учинять такие решения в нарушение решений ЦС, втихаря и без всякого согласования со всеми остальными участниками, ведь завтра я соберу всю московскую организацию и будут последствия для всех инициаторов раскольного дела. На что делегат включает все свое неплохое весьма ораторское исскуство, результатом чего вдруг становиться решение: "Ну ладно, раз так есть, значит есть, если собрались - то пускай, и Басманов там очаги пускай, пройдет полгодика, а там поглядим". На мои призывы увидеть реальность - налицо попытка расколоть организацию, что нужно соблюдать собственные прошлые решения, в т.ч. и о реорганизации на малые группы и всем остальном - вздыхания были мне ответом или слова "а, это давно было, а может и не было, тут наверное изменилось чего".

Конечно, можно объяснить такое решение некоторой впервые и неожиданно возникшей ситуацией, но на самом деле причина кроется в более важном - в отсутствии в принятии решений воли и некоей ущербной "мягкости", которая может где-то и хороша, но если становится постоянным признаком, то это плохой симптом, потому что "мягких" и черезчур добрых могут скомкакть и выкинуть враги русского дела, более наглые и "жесткие". Уже на следующий день я выяснил, что представленная на ЦС информация - ложь, и никакие активисты не собирались, на всем собрании и подписании бумажки было 12 человек (это из многочисленной организации в Москве!). Все они собрались, сами себя самокооптировали и назвались Московским советом ДПНИ, руководящим органом всей региональной организации (правду саму организацию спросить нужным не посчитали).

Вдумайтесь. Безумная ситуация. Менее 15 человек сумели создать ситуацию, которая поставила Движение на грань раскола. Учитывая, что среди собравшихся 1 или 2 членов Центрального Совета, работа была ЦС заблокирована. А что-же остальные участники? А их мнение этим 15-ти не интересно. Главное закинуть пошире сети, если раскол пойдет - то тогда глядишь будет уже не 15, а может побольше, глядишь втянутся региональные отделения и вообще, гулять так с музыкой, чего-нибудь да достанется после падение небоскреба, будет чем поживится.

И скажу честно, я тоже проявил "мягкость" и это после всего моего прошлого опыта - тяжелая оплошность. Надо было на следующий же день собрать всех участников ДПНИ, проживающих в Москве на общее собрание и поставить вопрос о доверии мне, как руководителю, или недоверии и переизбрании. И хотя я заранее знал ответ, Но как же, ведь "меньшинство" обидится, мало-ли чего выйдет. Каюсь, это было моей ошибкой. Запомните раз и навсегда, гангрену надо резать, иначе будет только хуже.

Пока я занимался делом, оказалось что за моей спиной группа товарищей в течении незнаю какого времени готовила реальный заговор, с тайными совещаниями, встречами, шепотом за спиной, секретными планами и лицемерием. Немногих рядовых завлекали рассказами: "У нас будет полная свобода и никаких правил, и без всякого палева, и взносы может быть отменим, как раньше будет" - делая ставку, как выразился один соратник, на "анархических пескарей", здесь следует отметить, что отчетность, официальное вступление, взносы, и отдельные элементы полноценной организации в ДПНИ были всегда с момента основания, не Басманов их ввел в 2008 году, но общая расхлябанность и отсутствие прописанных, а не устных правил, приводила к исполнению всего принятого процентов на 20 в лучшем случае. Уже потом мне стало известно, что представитель этой группы перед тем совещанием ЦС, где стало известно о "самопровозглашении", специально посетил Санкт-Петербург, где невзначай аккуратно прозондировал почву, а вдруг решение ЦС будет не в его пользу, поддержит ли Питер его, если будет раскол?

Другой организатор собрания самоназначенцев, не отставал, с некоторых пор, невротичный Барановский, бывший член ДПНИ, о котором было написано выше, автор многих пасквильных и паскудных статей против Движения, снова стал его частым гостем. Долго обсуждали, как и чего им сделать, как и кого втянуть в дело. Но все же не буду переходить на личности, хотя именно информация на этот счет, является ключевой для понимания событий.

В начале мая я выдвигаю инициативу по принятию Устава ДПНИ, черновик которого был готов еще осенью 2007 и проведения Съезда ДПНИ 10-12 июля 2008 г., но не добившись от расслабленного ЦС каких-либо решений по ситуации, понимая, что ЦС утратил де-факто возможность принятия тех или иных решений, подаю заявление об отставке, чтобы руководить только теми структурами, на которые избран (координатор первичного отделения-очага и координатор Временного исполнительного комитета ДПНИ-Москва, который объединяет всех координаторов очагов действующих на территории города). Отставка не была принята.

16 мая я выпустил открытое заявление об отставке. 17 мая Центральный совет принял мою отставку с поста Координатора Центрального Совета, назначил до Съезда временным Главой ДПНИ Александра Белова, т.к. дальнейшая работа практически стала невозможной - нельзя принять решений по любому вопросу, ЦС самораспустился.

Сейчас, когда организации нужны единые правила и принципы существования, что особенно важно, в условиях попыток раздербанить Движение на мелкие куски, нужен единый устав. Проект устава был разослан в региональные и первичные отделения ДПНИ, отзыв о его поддержке и свои поправки прислали 53 региональных и первичных отделения. Силами региональных отделений разрабатывается Регламент подготовки и проведения Съезда, чтобы затем сформировать легитимные структуры от первичек до регионов, провести -12 июля Съезд ДПНИ.

Ситуация не простая. В Москве по факту действует два отделения ДПНИ, одно из немногочисленных 3 бывших секторов с самопровозглашенным моссоветом, другое объединяет соратников более 20 первичных отделений - очагов. Но общегородское собрание 25 мая показало реальное положение дел, с точки зрения устойчивости структуры ДПНИ в Москве - опасений нет.

Другое дело - информационная деятельность. На данный момент Интернет пестрит десятками лживых и клеветнических статей. Но надеюсь соратники разберутся, а Съезд окончательно расставит все по своим местам. Понимая, что среди недовольных изменениями немногих соратников, - большинство честные и искренние люди, я сознательно не упомянул фамилии и имена действущих лиц, ныне состоящих в Движении. Хотя я знаю, кто действует осознанно во вред, а кто не понимает, что творит - я воздержусь от предоставления информации, которая откроет кому-то глаза, но утопит даже нехороших людей. Просто потому, что даже у человека, поддавшегося какой-то слабости и пошедшего не в ту сторону, может и должен оставаться шанс измениться.

Но при всем этом, важно понимать, любые серьезные подрывные действия в любой организации - они не случайны. Находятся чем-то недовольные люди, кому-то не нравится то, кому-то это, кто-то хочет "поджигать палатки", кто-то "строить завтра коммунизм", и уже осознанные подлецы, внедренные в организацию, или даже извне (дружба с сотрудниками спецслужб, провокаторами и подонками не может привести к добру) - как оружием пользуются такими людьми, чтобы разрушать коллективы, организации, партии и движения. Не надо отдавать организацию на откуп тем, кто готов порушить Движение.

Знаю, что большинство соратников видят Движение в будущем также как и я, поддерживают и принятие Устава и вообще становление ДПНИ как серьезной народной массовой организации, а не обычной "тусовки-сообщества по интересам". Поэтому уверен - организация преодолеет любые препятствия и станет еще более сильной, чем прежде. Общее положение дел в Движении я изложил в докладе на общем собрании 25 мая, в ближайшие дни он будет опубликован.

Владимир Басманов 27 мая 2008 года

Источник: Форум сайта АПН Северо-Запад; опубликовано также в ЖЖ Басманова (подзамочная запись).

 


Библиотека не разделяет мнения авторов