Антикомпромат 

Sic et Non Sic (Абеляр)

На главную страницу ] 

Публичная интернет-библиотека Владимира Прибыловского 

На главную

Черкесов В.В.

Версии contra
Анонимка против Бульбова
Магомедовы и Ко
Враг серной кислоты
Гонители
14 лет за лекарство от кашля
Бизнес Черкесова
Кетаминовый скандал

Версии pro
Дело Бульбова

Справочные материалы
Неофициальная биография
Манифест Черкесова (2004)
Защита Черкесова-2(2007)

Б/д «Просопограф» -
описатель лиц"

Поиск по сайту от ЯНДЕКСА :
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
 


Эльдар КАРИМОВ

Оранжевая революция Виктора Черкесова

ИА "Европа" Виктор Черкесов. Фото politjournal.ru

Чтобы защитить наркобизнес дагестанских авторитетов Магомедовых от грядущих репрессий Владимира Путина, красный чекист не остановился перед финансированием путча против бывшего сослуживца

В эти дни бизнес депутата Госдумы Виктора Черкесова постиг сильнейший удар – Минэкономразвития и лично вице-премьер Игорь Сечин демонстративно лишили главных спонсоров отставного генерала ФСБ-ФСКН братьев Магомедовых давно лоббируемого ими права докупить контрольный пакет акций Новороссийского морского порта.

Подобный шаг – начало давно ожидаемой зачистки кавказского клана в ходе возвращения Владимира Путина в Кремль. А, значит, стоит подвести некоторые исторические итоги – рассказать о героях стремительно уходящей в прошлое эпохи оборотней, наркоторговцев и авторитетов.

Перестройка и начало распада СССР тяжело ударило по психике некоторых функционеров советского режима, твёрдо уверенных, что режим этот вечен и доживёт до второго пришествия Ленина. Некоторые не выдерживали и кончали с собой, как министр внутренних дел Борис Пуго и глава Генерального штаба Сергей Ахромеев, кто-то спивался и деградировал… Начальник Следственной службы Ленинградского управления КГБ Виктор Черкесов, наверное, не должен был стать исключением. Его мир рухнул – несчастный 15 лет сажал диссидентов, вёл последнее в стране дело по печально известной статье 70 УК СССР («Антисоветская агитация и пропаганда»), и вдруг оказалось, что всё это было неправильно.

Но Виктор Васильевич, в отличие от Пуго и Ахромеева, сумел перестроиться, а потому нашел замену идеям коммунизма – в виде конкурирующей с ними идеи накопления капитала. Для конвертации службы в деньги поначалу требовалось совсем мало – сажать противников нового президента Ельцина, включая радикальных коммунистов. В 1992 году Черкесов возглавил петербургское управление государственной безопасности, в 1998 году стал заместителем директора ФСБ, в 2000 году вступил в должность полпреда президента по Северо-Западному Федеральному округу. Там на генерала обрушился настоящий золотой дождь – в виде экспроприации бюджета корпорации «Транснефть».

В те годы было реализовано строительство нефтяного терминала Балтийской трубопроводной системы в районе расположенного в Ленинградской области города Приморска, финансируемое «Транснефтью». Ее руководитель Семен Вайншток привлек к расхищению вверенного бюджета дагестанских авторитетов – братьев Зиявудина и Магомеда Магомедовыми. Те вместо «Транснефти» купили 60 гектаров на балтийском побережье, где спустя самое короткое время появились нефтеналивные терминалы корпорации. Вайншток выводил из своей компании десятки миллионов долларов в структуры Магомедовых – сначала в качестве арендной платы за землю, затем сделал братьев подрядчиками портового строительства. Ушедшее в распил делилось между главой «Траснефти» и его подельниками.

Без содействия полпреда президента начинать такие масштабные проекты в СЗФО не имела смысла, и полпред должен был получить положенную долю добычи. Вайншток это понимал, а потому уже в далеком 2001 году познакомил Зиявудина Магомедова с Виктором Черкесовым. Тот стал крышевать терминал – у Магомедова в Приморском торговом порту появился некий партнер, существование которого Магомедов признает, но личность отказывается раскрывать до сих пор. Далее сотрудничество развивалось к выгоде сторон – Виктор Васильевич помог «Транснефти» добиться изъятия из отчёта Счётной палаты РФ материалов о финансовых нарушениях в корпорации, а Зиявудину Магомедову – получить частоты под всероссийскую сеть WiMax для компании «Сумма телеком».

В 2003 году генерал был переброшен из полпредов в руководители Федеральной службе по борьбе с оборотом наркотиков. Привыкший бороться с безобидными диссидентами с самиздатовским томиком Солженицына под диваном или доить близкий бизнес, к новой сложной работе Черкесов оказался полностью непригоден – потоки отравы продолжали неутомимо захлестывать страну. И тогда чекист нашёл среди операторов наркотрафика надёжных партнёров – все тех же Магомедовых.

Черкесову удалось застроить в пользу братьев дагестанское управление ФСКН, помочь дальнему родственнику Магомедовых, начальнику отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков МВД Дагестана Умахану Умаханову поставить на все ответственные посты в отделе своих людей и, тем самым, установить надежный контроль за наркотрафиком. Тех, кого не удавалось перевести на другую должность или уволить, убирали дружественные Магомедовым исламские боевики, которых, в свою очередь, прикрывали оборотни в погонах. В 2009 году федеральный спецназ захватил бандитов в доме родственников Зиявудина Магомедова, но привлечь к ответственности укрывателей так и не удалось. В том же году был убит противящийся магомедовскому всевластию глава администрации Хасавюртского района Алимсултан Алхаманов – ни киллера, ни заказчиков снова не нашли.

Бессилие федералов естественным образом привело расширению наркотического транзита – на базе потока афганского героина, идущего по каспийско-кавказской дороге, через Иран. Согласно докладу ООН этим путем в настоящее время проходит 7% наркотиков из Афганистана. В среднем каждый год в Иране изымается 30 тонн героина, а в боях с наркомафией за последние годы погибло около 4 тысяч иранских полицейских и пограничников.

Часть афганской отравы в дальнейшем доставляется в Европу через Грузию и Турцию, а другая часть уходит в Россию – через Азербайджан, Туркмению и Каспий в Дагестан. По официальным данным, опубликованным в газете «Военный вестник юга России», если в 2008 году через южные регионы, главным образом через Дагестан, в Россию поступило 40% изъятого гашиша и около 3% героина, то в 2009 году – уже 80% гашиша и 10% героина. Без плотного крышевания наркотрафика людьми Умаханова, за которым стояли Магомедовы и Черкесов, такой «прогресс» был бы невозможен. Отравленного товара шло столько, что часть его специально отводилось под образцово-показательные изъятия, позволявшие умахановцам отправлять наверх красивые отчёты и регулярно сверлить в погонах новые дырочки.

Созданный Магомедовыми, Черкесовым и Умахановым канал продолжает функционировать и после ухода генерала с поста главы ФСКН. Его преемник – бывший замглавы администрации президента и бывший офицер КГБ Виктор Иванов не столь близок Магомедовым, но также готов к сотрудничеству. Причина все та же – Виктор Петрович искренне ценит деньги, не отличаясь повышенной чистоплотностью в ходе их заработка. Например, не стесняется лично защищать от правоохранительных органов бывшего одесского торгового работника, а ныне нью-йоркского криминального авторитета Сэма (Семёна) Кислина. Так чем же хуже дагестанский наркотрафик?

Отставника Черкесова и кавказский клан до сих пор связывает также общий медиабизнес, хотя тут первоначально не обошлось без трений. Когда Зиявудин Магомедов по требованию своего чекистского друга купил руководимое его женой Натальей Чаплиной-Черкесовой агентство «Росбалт», то пришел в ужас. Ресурс оказался фатально убыточным, гигантские расходы списывались на братьев, а доходы монополизировала группа патронируемых госпожой наркоконтролёршей воров и заказушников. Попытка оптимизировать управление была поначалу воспринята хорошо – Черкесовы даже намекнули, что готовы отойти от дел. Нанятые Магомедовым аудиторы произвела исследование «Росбалта», составили план выхода на безубыточность, планируя взять управление на себя и превратить супругу главы ФСКН в декоративно-представительскую фигуру. Однако, этот вариант не прошел. Чаплина передумала и заявила дагестанскому наркоторговцу, что его дело – финансировать «Росбалт», а деньги, вложенные в информагентство, являются не более платой за крышу. Реформа «Росбалта» пошла точно по составленному людьми Магомедова плану и на его личные средства, но только руководить агентством и бюджетом по-прежнему продолжила Наталья Чаплина.

Интересно, что точно так же эта семья в лихие 1990-е обошлась и с другим авторитетным уроженцем Дагестана – нынешним председателем совета директоров газеты «Известия» Арамом Габреляновым. Запутав в долгах свою петербургскую газету «Час Пик», Чаплина продала ее редактору «Московского комсомольца» Павлу Гусеву, затем уговорила Габрелянова выкупить издание с изрядным процентом за посредничество. Тот начал издавать «Час Пик», но тут оказалось, что куплены лишь название и долги. Помещение, сотрудники, банк данных, место в городских сетях по торговле прессой и значительная частью инвестиций остались за газетой-клоном «Петербургский Час Пик», которую учредила и продолжила печатать всё та же Чаплина. Оспорить это мошенничество было невозможно – аферистку через руководимые им подразделения ФСБ надежно крышевал супруг.

Мелкие разногласия между Магомедовами и Черкесовым не мешали их в целом успешной коммерции, а теперь окончательно потеряли значение – слишком велика угроза, нависшая над старыми подельниками. После того, как Владимир Путин, утомлённый интригами и коррумпированностью Черкесова, сперва убрал его с поста главы ФСКН, а потом отправил на пенсию, генерал вторично после перестройки оказался не у дел.

В похожей ситуации сейчас находятся Магомедовы. От расследования грандиозных хищений из бюджета, выделенного на воспетую чаплинским «Росбалтом» реставрацию Большого театра, и прочего криминала Зиявудина Магомедова спасают только связи в администрации действующего президента России Дмитрия Медведева. Пока магомедовский представитель в попечительском совета театра Александр Будбергг входит в руководство лоббируемого президентом ИНСОР, его жена Наталья Тимакова является пресс-секретарем Медведева, а близкий к «Транснефти» Аркадий Дворкович"> – одним из доверенных помощников главы государства, бояться нечего. Но что будет после 4 марта, когда Дмитрий Анатольевич уйдёт?

Есть все основания полагать, что окружающим его кавказским семьям, включая Магомедовых, не поздоровиться – пропавшими в Большом Театре миллиардами и прочими хищениями дело не ограничиться. Могут всплыть, например, и новые обстоятельства убийства первого заместителя председателя Центрального банка РФ Андрея Козлова, заказчик которого – банкир Френкель, по странному стечению обстоятельств возглавлял советы директоров исключительно магомедовских банков.

Падение Магомедовых неизбежно повлечёт за собой и окончательный крах загнанного в угол Черкесова. Осознавая это, экс-чекист еще летом этого года решил нанести превентивный удар. Используя деньги Магомедовых, генерал вошёл в центральную часть списка КПРФ, стал депутатом Государственной Думы. Сейчас коммунист Черкесов через медиаресурсы и связи своей супруги вопреки осторожному Геннадию Зюганову старательно втягивает партию в «оранжевые митинги», которые устраивают бывший вице-премьер Бориса Немцова, экс-глава правительства Михаил Касьянова и другие оттеснённые от кремлёвского кормила чиновники. Хотя сам Зюганов старательно дистанцируется от этих акций, удержать своих купленных на нефтяные и героиновые доллары функционеров он не может.

Черкесову и стоящим за ним Магомедовым надо спешить. Только что министерства внутренних дел Ирана и России подписали декларацию о совместной борьбе с наркоторговлей, и грядущая массовая зачистка дагестанской наркомафии и покрывающих ее оборотней в погонах может не только подорвать их смертельный бизнес, но и привести его организаторов на скамью подсудимых.

Понятно, что после победы Владимира Путина на президентских выборах этническим мафиози будет объявлена смертельная война. Чтобы ее избежать, приходится начинать войну с самим Путиным. Предполагается, что к марту массовые выступления либо опрокинут нынешний режим, либо настолько раскачают ситуацию, что заставят Дмитрия Медведева ввести чрезвычайное положение, отменить президентские выборы, отправить Владимира Путина в отставку и ещё долго оставаться в Кремле – к радости своих кавказских партнёров и их наркодилеров.

Эльдар Каримов

Источники:

База данных http://www.rospres.com/specserv/9823/
база данных "Лабиринт"

 


Библиотека не разделяет мнения авторов