Сайт anticompromat.org не обновляется со дня смерти его создателя Владимира Прибыловского - 11.01.2016г.

     

 Антикомпромат 

Sic et Non Sic (Абеляр)

На главную страницу ] 

Публичная интернет-библиотека Владимира Прибыловского 

На главную

Роман АБРАМОВИЧ

Версии contra
"aгент по сделкам"
Быков о нем
История бизнеса
Уголовное дело
Пропавший эшелон
Следы в Коми


Версии pro
Мир в НорНикеле
Любовь чукчей
Покупки

Справочные материалы
Неофициальная биография
Биография на Лентапедии ссылки, аннотации
Фантастический рассказ

Б/д «Просопограф» -
описатель лиц"

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

 


Владимир Сумароков

“Черное золото” Романа Абрамовича

Нефтяной магнат едва не угодил за решетку

Абрамович Роман Аркадьевич. Родился 24 октября 1966 г. в Саратове. По паспорту — украинец.

По некоторым данным, отец Романа погиб на стройке, мать вскоре умерла, и в 1970 г. в возрасте 4 лет родственники перевезли мальчика в Ухту, где он стал жить в семье дяди — Лейба Нахимовича Абрамовича (бывший начальник УРСа “Печорлес”).

Первый класс Рома закончил в ухтинской с.ш. №2 (кстати, сохранилась запись в школьной книге учета, в которой указана национальность первоклассника Абрамовича — еврей). Где Рома учился дальше, точно неизвестно. После окончания школы он поступил в Ухтинский индустриальный институт, но вскоре перевелся в Московский институт нефти и газа им. Губкина.

В 1991 г. Р. Абрамович и его компаньон А. Блох учредили малое предприятие “АВК”, имевшее расчетный счет в московском “Час-промбанке”. “АВК” занималось коммерческой и посреднической деятельностью, в том числе перепродажей нефтепродуктов.

Сейчас украинец Абрамович — хозяин “Сибнефти”, ворочает миллиардами долларов. Пресса называет его олигархом, “кассиром” семьи Ельциных. Даже такому влиятельному политику, как Юрий Лужков, нелегко бороться с могущественным кланом абрамовичей-березовских-ельциных, не заинтересованных в смене экономического курса страны.

Но головокружительная карьера Абрамовича начиналась отнюдь не гладко. Его коммерческий старт был скорее фальстартом: первое же крупное нефтяное дело закончилось делом уголовным...

 

Исчезнувший эшелон

...Следователь по особо важным делам Московского ГУВД С. Горбик пытался решить странную задачу.

В феврале 1992 г. из пункта “А” (г. Ухта) в пункт “Б” (г. Москва) прибыл железнодорожный состав с 55-тью цистернами (3,5 тыс. тонн дизельного топлива). Через несколько дней поезд двинулся в пункт “В” (Калининградская область), но по пути бесследно исчез...

Странностей в этом деле действительно много.

Договор о поставке горючего Ухтинский НПЗ подписал с сыктывкарской фирмой “АВЭКС-Коми”. Однако в платежных документах были почему-то указаны реквизиты станции “Подмосковная”. С формальной точки зрения она-то и являлась получателем груза.

На самом же деле цистернами завладело московское малое предприятие “АВК”. Его директор, 25-летний Рома Абрамович, выписал доверенность сам на себя и получил груз на внушительную (в тогдашнем масштабе цен) сумму — 3.799.388 руб. Правда, он не спешил забирать горючее. Из воинской части в Калининградской области на станцию “Подмосковная” пришла срочная телеграмма: шлите топливо цистернами. Начальник станции Аветиков переадресовал груз военным (точнее — созданному при в/ч 42098 малому предприятию “ОЛЛ”). Но вместо этого топливный эшелон укатил в независимую Латвию, где его следы терялись.

Для цистерн это был конец пути, для следователей — начало уголовного дела.

Старшему лейтенанту Горбику было над чем призадуматься. Исходные данные оказались такими.

1. Наличие (подлинность) договора с НПЗ руководители “АВЭКС-Коми” поначалу категорически отрицали.

2. Абрамович получил топливо по подложным документам. Да и вообще непонятно, какое отношение к этому грузу имело МП “АВК”.

3. Телеграммы из воинской части оказались фальшивыми.

9 июня 1992 г. было возбуждено дело №79067 о хищении государственного имущества в особо крупных размерах.

 

“Это был мужчина!”

Речь идет именно о казенном имуществе, ведь на момент, когда произошла эта скандальная история, государство еще сохраняло контроль за сбытом нефтепродуктов. 90% своей продукции Ухтинский НПЗ обязан был отдавать “Коминефти”, а заключать прямые договора с коммерческими структурами мог только в объеме 10%. Сделка с “АВЭКС-Коми” как раз и попадала под эти 10%.

На первом этапе следствия его фигуранты давали весьма любопытные показания.

Когда пришла платежка за дизтопливо, Леонид Рочев, гендиректор “АВЭКС-Коми”, очень удивился, что его фирма в феврале 1992 г. заключила договор с НПЗ. Да, признал Рочев, печать подлинная, и подпись моя, но “как они оказались под этим документом — я не знаю”. Выяснилось, что директор иногда выдавал чистые листы с печатью и своей подписью сотрудникам, которым доверял.

Заместитель Рочева Василий Сажин не отрицал, что совершил ПОПЫТКУ заключить такой договор. Некий гражданин (посредник?) позвонил ему из Ухты и предложил подписать договор с НПЗ. Прихватив бланки с подписью Рочева, Сажин вылетел в Ухту, но там его якобы никто не встретил. Заместитель, очевидно обидевшись на такой прием, вернулся в Сыктывкар. То ли загадочный партнер подвел Сажина, то ли память...

Вообще память у фигурантов уголовного дела оказалась девичьей. Хотя, на первый взгляд, — вроде бы солидные люди... Ну как, например, можно оценить показания тогдашнего зам. начальника отдела сбыта УНПЗ Анатолия Никитенко? Всего через пару месяцев после заключения сделки Никитенко сказал, что напрочь забыл, “кто вел со мной переговоры по этому поводу и кто принес мне договор. Но могу заявить, что это был мужчина...”

Итак, Никитенко сделал важное заявление: это был мужчина! Половой признак заметно сужал круг поисков. Следователю оставалось выяснить хотя бы парочку примет: лысый? бородатый? с животом? блондин? брюнет? В чьи, собственно, руки отдали целый эшелон с горючим? Ответ был примерно таким: мало ли тут всяких ходит, всех не упомнишь...

Не удалось даже точно выяснить, был ли это Сажин или тот самый загадочный посредник.

 

Абрамович “имел контакт”

Посредника сдал следователям Абрамович. (Кстати, Роман постоянно подчеркивал свою лояльность родной милиции).

По словам Абрамовича, в декабре 1991 г. он приехал в Ухту, где “имел контакт с Новожиловым”. Ухтинец, дескать, и предложил получить в Москве, а затем переправить в Калининградскую область цистерны с дизтопливом.

Александр Новожилов, несмотря на молодость (в ту пору ему было всего 29 лет), имел за плечами богатую биографию: сначала работал в Ухтинской милиции, был оперуполномоченным угрозыска, потом — грузчиком, снабженцем, подвизался в кооперативах “Труд”, “Успех”, “Императив”...

На очной ставке с Абрамовичем Новожилов поначалу все отрицал: с просьбой о переадресовке цистерн из Москвы в Калининград он не обращался, руководителей “АВЭКС-Коми” в глаза не видел. Да и вообще — в чем, собственно, дело? А дело-то было тухлое, и срок за хищение государственной собственности в крупных размерах светил немалый...

16 июня 1992 г. Новожилов был задержан милицией, через день “взяли” Абрамовича, а затем та же участь постигла и Сажина.

Оказавшись в руках той самой “родной милиции”, фигуранты оживились, стали разговорчивее. Даже Новожилов на очной ставке с Сажиным кое-что вспомнил: где видел этого человека? Ах да, это было в Риге! В том самом городе, куда и переместились злополучные цистерны...

 

Ухта — Москва — Калининград — Рига

Увы, следствие не расставило всех точек над “i”. Но общая схема этой “железнодорожной” истории выглядела примерно так.

Новожилов действительно выступил в роли посредника. Его знакомый Игорь Полунин работал начальником отдела снабжения УНПЗ. Любопытная деталь: через несколько дней после заключения договора с “АВЭКС-Коми” Полунин уволился с завода, а затем и вовсе уехал из республики.

Абрамович в принципе тоже являлся посредником. Он был нужен для того, чтобы в точке “Б” (Москва) изменить направление маршрута поезда.

Задача облегчалась тем, что фирма “АВК” арендовала подъездные пути на станции “Подмосковная”. Напомним, что именно реквизиты этой станции (а вовсе не “АВЭКС-Коми”) были первоначально “ошибочно” указаны отделом сбыта НПЗ.

С начальником станции Борисом Аветиковым у Абрамовича были, наверное, весьма доверительные отношения. Роман Аркадьевич легко убедил железнодорожника, что это явная ошибка: груз предназначался для фирмы “АВК”. И гарантийное письмо (по оплате дизтоплива), и доверенность, которую Абрамович выписал сам на себя, не вызвали у начстанции никаких подозрений. Интересно, что при обыске на квартире Аветикова обнаружили крупную сумму денег, в его кабинетном сейфе — тоже. Состоятельный железнодорожник пояснил, что деньги, нажитые посильным трудом, он всю жизнь копил на приобретение дачи... (Кстати, некий С. Аветиков, возможно родственник начстанции, сегодня играет одну из ключевых ролей в финансовой группе Абрамовича).

А дальше — просто. Какой-то “шутник” шлет из Калининграда фальшивые телеграммы: просим направить дизтопливо в воинскую часть. Раз просят — надо помочь. Армия — дело святое...

Абрамович, обладая природным живым умом, быстрее других подследственных понял, что сесть в принципе можно всерьез и надолго. Скрепляя подписью чистосердечные показания, Абрамович собственноручно сделал в протоколе очень трогательную приписку: “Хочу добавить, что я как директор предприятия “АВК” готов возместить ущерб, причиненный моим МП, государству”.

 

Следствие закончено. Забудьте...

Итак, картина ясная. НПЗ, то бишь государство, “кинули” на 55 цистерн. Подозреваемые задержаны. Славный парень Рома Абрамович готов возместить ущерб.

И вдруг... дело развалилось.

Неожиданно на горизонте возник не известный следователям гражданин Чиковани, директор совместного латвийско-американского предприятия “Чикора-интернейшл”. Вот эта самая “Чикора...”, когда ее никто не ждал, и проплатила НПЗ 3.800.000 руб. за 55 цистерн с горючим.

Оказалось, что у “АВЭКС-Коми” с латвийским СП существовал договор на поставку нефтепродуктов (причем срок проплаты определялся до 31 декабря 1992 г.).

Такой вот сюрприз. Знали — и молчали. Ведь поначалу руководители “АВЭКС-Коми” вообще не хотели признавать договор с НПЗ, а значит, и платить за топливо (позже, правда, согласились: “по мере поступления денег”).

Итак, никакого ущерба государству нет, а следовательно, нет виновных: всех на волю и с чистой совестью.

1 декабря уголовное дело №79067 было закрыто “за отсутствием состава преступления”.

 

Афера, которой не было?

Если намерения участников этой истории были, как воздух гор, чисты, то почему же они петляли, словно зайцы? Зачем нужна была эта комедия с чистыми бланками, фальшивыми доверенностями, посредниками и телеграммами?

Рискну предположить, что организаторы этой сделки попросту хотели воспользоваться неразберихой в стране. Договор заключает одна фирма, хозяйкой груза становится другая, формальным получателем — третья, а фактическим — четвертая, заграничная.

И лишь 30 июня, через две недели после того, как запахло жареным и фигуранты уголовного дела были задержаны, из Риги поступили деньги.

Если “кинуть” не получилось, пришлось платить? Зачем сажать хороших людей — они еще пригодятся для других славных “коммерческих проектов”...

...Прошло время, и масштабы “кидалова” стали другие. Мелкие посредники превратились в нефтяных магнатов.

Что теперь Абрамовичу скромный нефтяной заводик в Ухте? Он вхож в семью Ельциных, и сейчас его деловые просторы — огромная страна.

Государство Российское превратилось в вотчину абрамовичей-березовских, а ту неприятную историю с ухтинскими цистернами можно благополучно забыть...

Трибуна. — 1999. — №24 (476). — 11 июня.

Источник: Международный Институт гуманитарно-политических исследований. Политический мониторинг за июнь 1999.

 


Библиотека не разделяет мнения авторов